Зонтик с прицепом

Cамопальная фантастика, хотя и не всегда фантастика. Help.

Зонтик с прицепом

Сообщение asm » 24 мар 2017, 00:34

Коротко прошипел воздух в тормозной системе, грузовик остановился. Движок машины недовольно ворчал на холостых. Гнат вытащил ружье и спрыгнул на растрескавшийся асфальт. Ветер, будто нарочно до поры выжидавший, радостно швырнул в человека пылью и унесся в степь. Солнце жгло, в воздухе словно бы растворили огонь.
Положив дробовик на плечо, водитель приставил ладонь козырьком ко лбу, прищурился и попытался разглядеть, что там впереди.
Над трассой дрожало марево; казалось, что впереди растеклась вода. Курганы справа и слева от дороги словно бы парили над землей и выглядели не слишком реальными. Какие-то короткоживущие смерчи приподнимались, но моментально опадали без сил, словно и им из-за жары лениво двигалось.
- Вот и все, пожалуй...
Шофер клацнул затвором и снял ружье с предохранителя. Затем еще раз пристально вгляделся в горизонт, хрипло выругался непонятно в чей адрес:
- Твари вонючие...
Так или иначе, надо двигаться дальше. Человек повернулся и сплюнул на раскаленное покрытие трассы. Слюна была вязкая, тягучая. Во рту моментально стало сухо, сразу захотелось пить. Зря плевался. К неприятностям дороги не хватало еще и жажды. Человек разрядил оружие, положил на пол кабины и, схватившись за скобу, ловко забрался на сиденье. Едва он захлопнул дверцу, как неуверенность и опасения моментально растворились где-то в равномерном бухтении мотора.
- Вот ведь сволочи, а! - скорее уже по привычке выругался шофер и отпил воды из фляги. Затем с тоской потряс емкость и вздохнул: там оставалось совсем на донышке. Скудный запас для поездки. Без воды, конечно, плохо, но есть опасность посерьезней — заснуть.
Уже почти двадцать часов человек сидел за рулем тягача; вел машину по карте, которую выпросил у старого Котла. Вадимыч отдал ее неохотно, словно бы сам собирался когда-нибудь отправиться в путь, но затем неожиданно присовокупил к ней старый радиокомпас и целый набор предупреждений.
Правду сказать, толку от устройства оказалось совсем чуть, хотя сориентироваться, чтобы попасть на эту трассу получилось. Удача, что попался по дороге симпатичный городок Заполье, где еще бухтела какая-то местная радиостанция. Компас смог за нее зацепиться.
Человек раскрыл карту и сориентировался. На карте виднелись эти самые курганы. Только над цифрами высот значки не самые веселые. Над правой большой вопросительный знак, над левой — крест, какой ставят на могилах. Неприятный, с косой перекладиной внизу.
Вот они тут, рядышком, два кургана этих самых... Шофер с сомнением поглядел на манометр газогенератора, выжал сцепление, включил передачу и очень медленно, нежно касаясь мыском педали акселератора, двинулся вперед.
- Ты, Гнат, пойдешь когда — на отметки поглядывай. - вспомнилось, как бубнил инструкцию Котел. - Нехорошие места помечены не мной, но они все равно нехорошие.
- Чего ждать-то там? - попытался уточнить Гнат, но Вадимыч махнул рукой и ничего больше не сказал.
Шофер прибавил газу и переключил передачу. Машина пошла быстрее. Вокруг вроде бы и тихо, но раз есть метки, то стоит быть настороже. Мало ли, что там подразумевается... Охотники или полицейские с какого-нибудь Контура в засаде. А то и зверье какое... По слухам, сейчас такие кошмары расплодились, что и не ясно, как они возникли такие. Вот потому надо решать, как быть: брать опасное место ходом или медленно проползти?
Курганы приближались. У подножия левого лежала перевернутая фура. Хотя не будь предупреждения, Гнат не смог бы ее разглядеть. Растительность почти совсем скрыла грузовик. Крест, похоже, повествует, об этой давней трагедии.
Все же, придется ползти медленно. Пусть на малом ходу сон одолевал гораздо сильнее, чем при быстрой езде, но тут не разгонишься. Оставить в ямах подвеску — наверняка не добраться.
Дорога словно под бомбежку попала: машина вздрагивала и покачивалась, переваливая через кочки и рытвины. Чтобы унять подползающую от постоянной качки сонливость, Гнат скосил глаза на карту. Если верить ей, то совсем рядом постоялый двор. Только такими черепашьими темпами до него добираться часа два. Если не вырубиться по дороге, но зато на стоянке внутри тамошнего Контура можно как следует отоспаться. А уж оттуда меньше десяти часов пути до Вайги.
Да, как ни крути, а тут короче выходит. Если по главной идти, то еще пришлось бы тридцать часов пилить. Еще и с парой ночевок. Но, правда, и мест, где приткнуться, не в пример больше, нежели здесь.
Размышления едва не затянули Гната в дремоту. Он вскинул голову и осторожно выворачивая руль, увел грузовик от обочины к центру дороги.
Парень зло потер кулаком лоб.
- Держаться, двигаться!
Здесь останавливаться никак нельзя. Достаточно прикорнуть на минуточку - останешься в степи навсегда. Тут, вдали от Контуров постоялых дворов, утомленного человека ожидала мучительная смерть от собственных снов.
Организм требовал отдыха. Чем сильнее устал, тем, конечно, больше. Но кошмары не дадут выспаться. Едва заснешь — проснешься. А если снова заснешь — попадаешь в еще более ужасное место. Сон по-началу прерывается, заставляя человека мучительно переживать сюжет, но от этого усталость становится только сильнее. Спать тянет нестерпимо. И промежутки между кошмарами становятся раз от раза короче. Потом возникает перегрузка, которая отправляет несчастного в бесконечный мерцающий ад. Те, кого вытащили из мерцания утверждали, что за пределами бытия остается абсолютный ужас. И если верить доку — вечный.
Говорят, все это из-за Последней войны. Она потому-то и стала воистину Последней. Ограниченные Контурами поселения разделяли серьезные расстояния. О нападении на соседей можно было и не думать.
Самый настоящий апокалипсис. Пожалуй, еще пострашнее библейского. Если верить шаманским россказням про ад и рай, то он теперь есть у каждого с собой.
Один сон за пределами Контура не убьет, но уж натерпишься — будь здоров! Чтобы прочувствовать бытие вне защиты на своей шкуре, детей отправляют на Большое испытание. Кошмар достается всем, о нем знают не по наслышке. И с раннего возраста никто, если он в здравом уме, не отходит от Контура, если не уверен, что успеет вернуться. Или добраться до другого безопасного места.
Шофер Гнат ни секунды не сомневался, что придумавшие к-вирус были самыми настоящими сволочами. Нельзя так, плохо они поступили. Вот цветущее все вокруг: живи — не хочу! Ан нет. Шумят леса на месте крупных городов, бродит страшное, не хуже ночных кошмаров, зверье. Гуляет, где ему вздумается. А для выживших людей есть только переходы от одной точки к другой. И ни шагу в сторону — только проверенные маршруты. Существует поговорка, что от Контура до Контура дороги сложены из костей уснувших.
Эх! Сколько ученые не бьются, не выходит у них найти лекарство от к-вируса. Хитрый он. Говорят всякий раз, что почти все готово. Иногда уверяют, что кто-то уже живет за пределами контура, проверяя вакцину на себе. И надеются люди, что скоро можно будет жить там, где хочется.
И он, Гнат, тоже, естественно, надеется.
- Вот скоты! - шофер зло ударил кулаком по клаксону.
Могучий вой тягача тут не прозвучал так, как хотелось услышать. Вот в заброшенных городах он бы долго метался между поросшими вьюном и мхом стенами, а здесь растворился, растекся по бесконечной равнине и исчез бесследно.
Но тут, слово в ответ на гудок, послышался какой-то неприятный скрежет. Казалось, будто трак продирается сквозь торчащую из дороги стальную проволоку. Странный и очень тихий звук, едва пробивающийся сквозь обычный фон.
Гнат за все время владения машиной слышал немало разных звуков. Чаще всего это грузовик жаловался первый год, но ничего похожего парень припомнить не мог. Да и раньше такого не слышал.
До того, как сесть за руль, Гнат долго работал в Автопарке Контура. Трудился как проклятый на самой черной работе. Шоферы неохотно брали учеников, да и те немногие счастливчики сперва должны были доказать свою пригодность, пройдя чуть ли не через ад. Понятно, что выдерживали единицы. Машин Контуру не требовалось много, и ученик становился шофером чаще всего когда кто-то не возвращался. Тогда новичку находили тягач, который тот должен был сделать под себя.
Парень дождался своего часа.
Ночной рейс. Гната взял с собой Сиволап. Их ограбили на постоялом дворе и пришлось ехать без отдыха больше суток. Ночью, на перегоне возле разрушенного города, на грузовик напали светящиеся твари. Гнат стрелял, Сиволап жал на газ, но хищники не отставали. А потом в кабину, пробив лобовое стекло, влетел сверлильщик. Он попал шоферу точно в лоб и раковина застрял в черепе. Грузовик потерял управление. Гнат сумел вывернуть и довести машину до Контура.
Сиволап не умер, только перестал соображать. Часть раковины срезали, не рискуя вынуть целиком, а тягач отогнали на окраину и сняли колеса. Увечный шофер до сих пор так и живет в своей машине..
А Гнату на буксире ему приволокли бардового цвета Тимтрак, довольно поржавевший, но в приличном состоянии. Парень был в полном восторге и тут же окрестил машину Тимофеем.
Помолясь, кузнецы сработали газогенератор и, пока доводили до ума двигатель, без пяти минут шофер перебрал все, что внушало подозрение. Окончился большой ремонт покраской.
Когда Гнат впервые услышал «голос» грузовика, то ему показалось, что тут присутствует только один звук: мощный ровный бас. Но много позже шофер понял, что значит «слышать машину».
Громкость скрежета нарастала. Теперь стало ясно, что это по правому борту что-то происходит. Внезапно в боковом зеркале появилось отражение странного зеленоватого существа с длинными когтями. Каждый из них ослепительно сверкал, будто сделанный из металла. Впрочем, судя по скрежету - наверняка металлические. Наверняка железо тягача продрано, словно старая простыня.
Придерживая одной рукой руль, Гнат нащупал ружье, взял его за деревянное цевье и резко дернул вниз-вверх. Маслянисто клацнул затвор, загоняя патрон в патронник. Пальцы сдвинули собачку предохранителя. Если существо подберется совсем близко — оно отведает большущую свинцовую пилюлю. Монстр с размаху врубал в металл свои когти и переносил свое уродливое тело все ближе к дверце.
- Давай, ублюдок!
Гнат вдруг осознал, что ему совершенно не страшно, а, скорее, весело и зло. Пусть у монстра глаза горели, как у дьявола на картинке в книге шамана, но раз ему нужно добраться до кабины, значит это точно живой - жрать хочет. Такое существо не порождение ада и уязвимо. И даже если одна свинцовая примочка не успокоит зверя, к ней на подмогу последуют еще четыре, дожидающиеся своей очереди в обойме.
В ветровое стекло ударило что-то тяжелое — кабина содрогнулась. Трещины по нему не поползли, но вся поверхность оказалась заляпана какой-то синеватой, с прожилками гнойной зелени массой, а за щетку зацепилось большое кожистое крыло. Видимо, летучий кандидат в поедатели содержимого кабины пытался успеть быстрее ползающего собрата, но не выдержал столкновения со стеклом. К сожалению, разбившийся птеродактиль так плотно угваздал внутренностями поверхность, что придется останавливаться для очистки. Но позже. За дверью тяжко ворочался обладатель стальных когтей и уже скоро заглянет в окно, судя по звукам. Зверюга не прочь закусить, но металл ему пока что мешает добраться до водителя. Значит, ни останавливаться, ни, тем более, вылезать не стоит.
Попытка включить щетки только ухудшила положение — внутренности размазались, совершенно застив обзор. Даже потраченная из омывателя вода не помогла.
Над проемом окна возникла уродливая бородавчатая голова существа. Лапа, а точнее щупальце, легко разнесло вдребезги стекло. Гнат успел только заметить, что лезвие сверкает возле каждого присоска, а затем выстрелил. Сгоряча первый выстрел шофер промазал, и одно из когтей-лезвий пробило обшивку рядом со следом от пули. Второй выстрел оказался более удачным: часть головы монстра разлетелась. Но голова, похоже, оказался не самым главным органом: уцелевший глаз все так же горел кровавым, свирепым огнем. Пуля за пулей рвали тело «осьминога», как про себя окрестил его Гнат. Только пятый выстрел прервал атаку зверюги. Она все продолжало висеть на двери, но это уже не важно. Просто когти застряли металле. Обидно только за дверь: помимо разодранной стали, в ней еще осталась пробоина от пули.
Чтобы сослепу ни во что не врезаться, Гнат затормозил. Надо вылезти и почистить стекло, пусть это аже оень не хочется. Страшно! Коль скоро по окрестностям шарахаются твари, подобно этой, то стоит десять раз подумать, прежде чем рисковать и вылезать из кабины. Но и ждать здесь нечего, да и нельзя, ведь если срубит сон, то будет еще хуже.
Гнат зарядил ружье и положил его на пол, затем медленно приоткрыл дверь, готовый тут же ее захлопнуть, если какая-нибудь нечисть попытается забраться в кабину. Но внизу никого не оказалось. Шофер спустился на дорогу и огляделся. Ничего и никого. Два кургана высились по обеим сторонам трассы. Тогда он достал из ящика щетку, поднялся на ступеньку, положил ружье на капот и принялся оттирать стекло от зеленовато-синего месива.
Дело шло туго. Непонятно, насколько липким было существо при жизни, но от жары его внутренности буквально пришкварились к стеклу.
Внезапно машина резко наклонилась вправо. Ружье с грохотом скользнуло по капоту и кануло куда-то. Затем трак качнулся влево. Гнат крепко ухватился за зеркало и попытался дотянуться до ручки двери, но грузовик стало беспрерывно качать. Причем, так сильно, словно он ехал по разбитому проселку.
Обняв двумя руками спасительное зеркало, шофер держался изо всех сил. Но крепеж не выдержал такой нагрузки и, все еще прижимая к себе ненужный хромированный кожух, Гнат упал. Однако, удара о грунт, к которому подсознательно приготовилось тело, не случилось. Неведомая сила подхватила человека и понесла куда-то в темную пропасть. Дышать стало трудно. Но дух захватывало не столько от стремительности полета, сколько от зловония. Даже встречный ледяной ветер, что пронизывал насквозь, не слишком помогал развеять вонь. Скорее, даже усугублял страдания. В довершение, какая-то субстанция стекала по рубашке и помогала холоду вытягивать тепло из тела. Чтобы отвлечься, Гнат попытался осмотреться, но кромешная темнота вокруг не позволила это сделать. Он крикнул, пытаясь хотя бы по эхо понять, далеки ли стены пропасти, но голос сорвался и исчез во встречном потоке.
Внезапно полет закончился. Посадка получилась довольно жесткой: человека сбросило куда-то на гравий. Тьма сменилась рассеянным желтоватым светом. Гнат увидел, наконец, чудовище, что принесло его сюда. Оно могло послужить прекрасной моделью для к-вируса, чтобы сгенерировать очередной кошмар у незащищенного Контуром человека. Даже не все чудище требовалось, достаточно хотя бы, что на крыльях существа беспрерывно лопались противные пузыри, источавшие какой-то вонючий запах, а по морщинистой блестящей коже стекала на лапы слизь.
Гнат на всякий случай отошел подальше.
- Не бойся трупожора. - произнес позади чей-то голос. - Влад безобиден.
Гнат резко обернулся сжимая кулаки. Он готовился дорого продать свою жизнь. Однако, позади стоял всего один тщедушный, совсем небольшого росточка человек. Можно сказать — карлик. Да, над беднягой природа всласть поизмывалась: руки свисали чуть не до земли, кончик носа касался верхней губы, уши отсутствовали вообще, а рот казался трещиной рассекавшей лунные кратеры. Безволосую голову человека усеивали разновеликие шишки и бородавки. Взгляд отдыхал только на сдвинутых на лоб очках-консервах. Они казались совершенством на фоне всего остального.
При всей колоритности чувствовалось, что человек наделен недюжинной силой и не даст себя в обиду. И схватка легкой точно не будет. Но разжать кулаки Гната заставила не опасность оказаться избитым, а глубокая печаль, читавшаяся во взгляде выцветших глаз. Шофер вздохнул, пожал плечами, словно извинившись за несостоявшуюся драку и представился.
- Здравствуйте, меня зовут Игнатий!
- Приветствую! - кивнул карлик. - Я — Аристотель.
- Кто?? - растерялся Гнат. При всей своей безалаберности во времена школьной учебы, в памяти застряли кое-какие имена, и что философ Аристотель давно умер, шофер знал почти наверняка, но на всякий случай осторожно уточнил.
- Вы живой?
- А? Вроде бы... - человечек озадаченно почесал лысину, но потом сообразил. - Вот вы о чем! Да, имя странное. Лучше зовите Антоном, так нам будет проще разговаривать.
- Хорошо!
Гнат опасливо протянул ладонь человечку, тот недоверчиво поглядел на нее, а потом пожал. Рукопожатие оказалось довольно крепким. Выходит, парень точно не обделен силой.
И еще хорошо, что он не проявляет враждебности. Значит, можно попробовать решить одну насущную проблему.
- Антон, а тут нет рядышком какого-нибудь постоялого двора?
- Постоялого? Не припомню. Тут недалеко заброшенный город, там можно остановиться.
- Вы покажете мне Контур или можно будет у вас переночевать?
- Какой контур? - человек удивился настолько натурально, что Игнатий чуть было не поверил.
- Контур! Обычный Контур. Или постоялый двор. Вы же должны где-то спать?
- Я в кровати сплю. - нахмурился Антон, что при его внешности смотрелось несколько жутковато, честно говоря. - Вам моя кровать нужна?
Гнат поморщился.
- Мне кошмары не нужны. Сможете устроить мне нормальный сон?
- Вот оно что! Конечно, я вас устрою. Правда, лететь придется на трупожоре. И он немножко того... Пахнет, в общем.
- Это я заметил. Но мне, если честно, уже все равно. Спать хочется уж очень сильно, а одежка и так воняет уже. Хуже не будет.
- Похоже на то. Что ж, тогда можем отправляться хоть сейчас.
Трупожор явно не отличался покладистостью. Антон грозно рявкал на питомца и дергал за какие-то веревки довольно долго, прежде чем существо соизволило лечь. Скользя и чертыхаясь, Гнат с трудом забрался на спину Влада. При этом шофер старался дышать пореже: в горле першило от запаха тухлятины. Гнат неожиданно порадовался, что у него пустой желудок. Иначе к слизи добавилось бы еще одно «украшение»
Антон лихо, похоже - в одно движение, взгромоздился на костяной гребень и бросил веревку Гнату.
- Обвяжитесь, а то соскользнете, неровен час. Там справа и слева от вас есть такие грибочки, обвяжите концы веревки вокруг них.
Грибочки нашлись быстро. Но то ли ими давно не пользовались, то ли налипла грязь, веревки проскальзывали и не хотели завязываться. А под пальцами противно проминалась какая-то субстанция, покрытая редкой щетиной. В итоге, Гнат прекратил попытки завязать узлы, смастерил затягивающиеся петли и накинул на своеобразные «кнехты».
- Готово!
Антон надвинул на глаза очки-консервы и взял в руки многочисленные веревочки.
- Держитесь!
Как бы не был противен трупожор и какое бы не распространял зловоние, но летать он умел великолепно. Правда, комфортней от этого не становилось, но зато теплилась надежда, что путешествие окажется коротким.
Влад не махал крыльями, они мелко вибрировали. Скорость нарастала, встречный поток воздуха трепал седоков от души. Дышать стало трудно, глаза слезились.
Пытка закончилась примерно через четверть часа, хотя они и показались вечностью. Трупожор устало плюхнулся на зеленую лужайку перед вполне симпатичным домиком. Люди спустились на землю. Антон стянул с головы очки.
- Идем в дом, там перекусим что-нибудь, да и трупожору надо попастись.
- А что он... - Гнат смутился, ощущая себя дураком. - В смысле, где он питается?
- Тут недалеко есть скотомогильник. Ну и кладбище довольно близко. - Антон произнес это будничным тоном, но, видимо, заметив разлившуюся по лицу Гната зелень торопливо прибавил. - Но там они давно уже не едят. Похорон-то ведь нет.
- И то хорошо.
Надо было срочно отвлечься. Гнат стал смотреть на домик. Тот оказался вполне ладным сооружением, не чета баракам Контура. Вполне аккуратненькое строение, очень правильное, но несколько скучноватое. На заднем плане, где-то за лесочком гнилыми зубами торчали остатки небоскебов.
Шоферу вдруг пришло в голову, что пока человечество топталось на островках, ограниченных действием Контуров, войну за планету выиграли какие-то третьи личности. Вообще, способность жить без кошмаров в сновидениях открывает широчайшие возможности для развития тому, кто не умеет видеть сны. Занимайся, чем хочешь и сколько хочешь. Ты ничем не ограничен. Весь мир твой.
- Сволочи... - помянул Гнат изобретателей к-вируса.
- Вы о чем? - с недоумением обернулся к шоферу Антон.
- Да так... О тех, кто устроил мне райскую жизнь.
- Ну, ругань тут вряд ли поможет.
- Так хоть душу отвести.
- Тогда ладно. - улыбнулся Аристотель. - Мне все же кажется, что в нашем мире вам ругаться нет смысла.
Гнат, пучком травы оттиравший одежку от слизи, замер и медленно выпрямился, не сводя глаз с Антона.
- В ВАШЕМ мире?
- Конечно!
- Ясно... - Гнат продолжил свои занятия. В конце концов, за сегодняшний бесконечный день произошли события и похлеще. А вдобавок может оказаться, что парень просто сумасшедший, например. И действительно живет в своем уютном мире. Так пусть. Лишь бы Контур был.
- Игнатий, бросайте это бесполезное дело. От слизи трупожора можно избавиться только под горячим душем. И одежду постирать там можно. Идемте в дом.
- Отлично! Душ бы точно не помешал. - Гнат с отвращением отбросил пучок травы и последовал приглашению. - У вас в расписании очередь когда?
Антон хмыкнул.
- Вы пойдете вне расписания.
- А остальные не взбунтуются?
- Я тут живу один.
Гнат недоверчиво взглянул на Аристотеля, но ничего не сказал. Откровенная ложь могла быть и просто шуткой. Его мир... Да, скорее всего — шутка. Даже вождь Контура один не жил.
Обстановка внутри оказалась под стать дому. Не новая и не старая мебель в идеальном состоянии, нигде ни пылинки, вот только все навевало скуку своей правильностью. Даже пейзаж на стене — картина тщательно подстриженной лужайки, окруженной ровными деревьями. Можно не сомневаться, что если подойти поближе и внимательно рассмотреть картину, то на ней стройные и подтянутые травинки будут стоять рядами, словно армия.
Не красивый и не уродливый интерьер. Аккуратно кругом и все, пожалуй.
У людей в Жилищах такого не встретишь. Да и Жилища эти... Внутри довольно небольшого периметра много домов не построишь. Места мало. К тому же, чем ближе к границам, тем слабее защита. Потому-то обычно в центре Контура стоят два-три здоровенных барака, разделенные на сотни комнатушек - Жилища. А в каждой комнатушке ютиться иногда и весьма многочисленная семья. И занята вся свободная площадь конуры, в том числе и потолок.
По сравнению с Жилищем, здесь было удручающе пусто. Антон толкнул дверь, за которой обнаружилась комната с кроватью и еще одной небольшой дверью.
- Это будет ваша спальня.
Гнат оглядел громадное по меркам Контура помещение. Похоже, в нем никто никогда не жил.
Антон пересек комнату и открыл дверь. За ней скрывался санузел с душевой кабиной.
- Это...это все мне? - Гнат недоуменно переводил взгляд со сверкающей чистотой обстановки на Антона и обратно.
Не обращая внимание на оторопь парня, Антон провел маленький наглядный ликбез по пользованию удобствами.
- Ну как, понятно?
- Д-да...
Усмехнувшись, Антон вытер руки полотенцем и хлопнул Игнатия по плечу.
- Разберетесь, в общем. Не сложно.
- А? - Гнат изумленно взглянул на хозяина дома.
- Разберетесь, говорю. Еду на вас готовить или сразу ляжете?
Не смотря на иумление, Гнат быстро сообразил, о чем его спрашивают. Есть хотелось, конечно, но гораздо больше тянуло завалиться спать.
- Я лучше посплю, ладно?
- Конечно! Потом и организуем еду.
Выбравшись из душа, Гнат с трудом доплелся до кровати. Сил забраться под одеяло уже не оставалось. Сон уволок парня в глубину резко, властно.
И швырнул прямо в центр болота. Белесый туман скрывал чахлые деревца. Иногда из под ряски выныривал пузырь и лопался, разгоняя зелень. Открывалось черное окошко. Гнат стоял на кочке и примеривался к прыжку. Надо двигаться. Что-то шло за ним по пятам. Что-то большое, злобное, голодное. От его тяжелых шагов тяжело колыхалась болотная жижа.
Примерившись, Игнатий прыгнул, но подвела слабость в ногах. Не долетел - шмякнулся в грязь. Хорошо, хоть плашмя! Извиваясь и отплевываясь, он двинулся к островку. Внезапно перед носом стал набухать и расти пузырь. Нет, не пузырь - замшелый череп с остатками волос и плоти скалил зубы. Затем показалась костлявая рука. Он обхватила Гната за шею и резко дернула вниз. Парень окунулся с головой, затем извернулся, вынырнул, добрался до островка и упал на жесткую сухую траву. Он шумно дышал, с ужасом глядя на покойника, но тот не стал преследовать человека, а преспокойно ушел под ряску, оставив после себя черную лужицу на зеленом фоне.
Игнатий запрокинул голову и посмотрел в безмятежно-голубое небо. Хорошо! Вот только этот шум приближается. Нечто опасное, что страшнее всего на свете! Бежать! Шаг, другой, прыжок... Снова неудача. Но на этот раз сгнившая рука хватает за щиколотку и тянет в глубину, в трясину. Противная жижа подступает к горлу, к подбородку. Уже не открыть рта! Последний вздох через нос. Гнат дергается, с тоской глядя в голубое небо и вдруг просыпается.

Темнота... Немного зябко... Да, конечно, ведь он так и не заполз под одеяло. Гнат уселся на кровати и обхватил руками колени. Снова ложиться нельзя, там ждет сон, где живет кошмар. И он с болота не отпустит, будет топить раз за разом, заставляя просыпаться в холодном поту. По всему выходит, что в районе дома нет Контура. Для зараженного - смертный приговор.
В дверь постучали, Гнат торопливо натянул одеяло.
- Да!
Дверь открылось, на пороге спальни стоял Антон.
- Сон? - лаконично спросил карлик.
- Угу. - Гнат передернул плечами, вспоминая подробности кошмара.
- Сможете припомнить в общих чертах?
- Да хоть в деталях! - взорвался несчастный. - Какого черта вы не сказали про контур? В смысле, что у вас тут его нет?
- Знаете, Игнатий, ложитесь. Больше сон не повториться. Я... Скажем так, я включу Контур и вы выспитесь.
Шофер подозрительно посмотрел на Антона. Как-то неуверенно звучало обещание. Но с другой стороны, а разве есть выбор? Рано или поздно, но сон уронит.
- Хорошо!
- Спокойной ночи!
Дверь тихо закрылась, наступила тишина. Гнат залез под одеяло и едва успел закрыть глаза, как снова оказался в том же болоте с чахлыми березками на кочках. Правда, кошмаром все вокруг не казалось, хотя неприятные ощущения остались.
Гнат внимательно прислушался. Ничего эдакого неизведанного, грозящего чем-то ужасным не приближалось. Ветер спокойно и весело играл с листьями деревьев. И даже пела какая-то пичуга. Вместо черной воды и ряски оказалась растрескавшаяся земля. Наверное, болото высохло. В это, впрочем, как-то не верилось, так вполне могла выглядеть и ловушка.
Гнат осторожно потрогал серую поверхность, затем стукнул в нее каблуком и, крепко держась за ствол березки, наступил, перенося постепенно на ногу весь свой вес. Вполне твердая поверхность. Все еще не отпуская дерево, парень на нее встал двумя ногами. Ничего не колыхнулось и не шелохнулось. Можно идти.
Оглядываясь и замирая от каждого шороха, шофер короткими перебежками, от кочки к кочке, двигался к кустам на окраине болота. Там лес. Не самый привлекательный и неизвестно, какие опасности в нем могут поджидать, но уйти с болота сейчас — задача номер один.
Вскоре под ногами уже похрустывали ветки и мягко пружинила хвоя. Теперь можно немного передохнуть, а то нервы совсем ни к черту. Гнат сел на землю и прислонился спиной к сосне. Напряжение спадало. Он закрыл глаза и принялся вслушиваться в звуки леса. Между лопатками теплело, будто сосна - живое существо. Может, так оно и есть? Ощущение уж очень явственное и списать его на нагревшееся от тела дерево не получалось. Гнат нагнулся вперед. Точнее, попытался нагнуться. Не тут-то было! Позвоночник словно бы стал единым целым с деревом. По ребрам скользнули ветки, раздирая рубашку, и сомкнулись на груди.
Ловушка! Дернувшись изо всех сил, Гнат попытался освободиться. Но стоящий рядом куст выпростал ветку и затянул ее на горле человека. Острый кончик проткнул горло и пополз куда-то в легкие, заставляя человека мучительно корчиться. Еще рывок и...!
Гнат уселся в кровати, безумным взглядом окидывая комнату. За окном уже висели серые сумерки, наступал утро. Выходит, Контур Антон не включил, или такого просто не было. Но каким-то образом карлик смог переключить сюжет, выстроенный к-вирусом. И пока новая схема сна не начала работать, получилось даже более-менее выспаться. Потом, конечно, все заработало в полную силу, но все же...
Гнат открыл дверь спальни, но за ней было темно: Антон еще спал, по-видимому. Интересно, а какие сны ему снились? Вряд ли ужасы. При всей внешней ущербности, карлик, похоже, отлично высыпался.
Хотелось пить. Но едва Гнат шагнул за дверь, сразу остановился и принялся шарить по стене в поисках выключателя. Темнотища - хоть глаз выколи, без света нет смысла разыскивать воду. Но выключатели рядом с дверью не обнаружились.
Пришлось вернуться и зайти в ванную. Открыв кран, Гнат несколько секунд смотрел на струйку. Вроде бы все в порядке, вода текла на вид чистая. Парень наклонился над раковиной и попытался утолить жажду. Гнат успел сделать пару глотков, едва почувствовал, что вода обладает странным привкусом.
- Лучше не рисковать.
Но эта мысль рассмешила парня. Вспомнилась та вонючая жижа Контура, которую приходилось долго фильтровать и отстаивать. И даже в радиусе десятка километров вокруг Контура не найти воды чище. Конечно, управленцам время от времени привозили относительно чистую воду, Гнат даже несколько раз пробовал ее, но вкусной она могла казаться только по сравнению с питьем для остального населения. Привкус металла и еще какой-то вонючей дряни. А здесь даже поймать невозможно, на что похоже. Прозрачная, красивая, доселе и не виданная вода. Так к чему предосторожности? Гнат усмехнулся и принялся с наслаждением пить.
За окном разгоралось утро. Настроение из-за снов было паршивым, но хоть спать не тянуло.
В дверь постучали.
- Да! - раздраженно рявкнул Гнат.
Дверь открылась, и в комнату, толкая перед собой столик, вошла миловидная девушка с коротенькой прической. Черное платье и белоснежный передник смахивали на какую-то униформу, вроде полицейской.
Гнат вдруг осознал, что стоит в одних трусах. Быстро сориентировавшись, он юркнул в ванную.
- Что вам нужно?
- Я привезла завтрак.
Со столиком вроде бы прояснилось. Он для перевозки еды. Возможно, обычай местный или причуда Антона какая-нибудь.
- А Антон... Аристотель, в смысле, где?
- Господин Аристотель сейчас занят. - в голосе девушки послышались нотки уважения, когда она произносила имя. - Я вам оставляю столик. Господин Аристотель сказал, что вы вряд ли выйдете из комнаты.
- Ну-у-у, наверное... А как вас зовут?
- Галатея.
- Да, очень приятно! Я Игнатий.
- Хорошо, господин Игнатий, завтрак вас ждет.
Галатея направилась к двери. Гнат хотел было ее остановить, чтобы поболтать, но увидев девушку сзади — моментально и категорически передумал. Сквозь прорезы в строгом черном платье торчали металлические шипы, вокруг которых шевелились противного вида отростки. Но даже это показалось мелочью, по сравнению с головой девушки. Задней части просто не было, только зазубренные осколки костей, едва прикрытые волосами.
Внутри черепа царила ужасающая тьма. Не темнота пространства, а тьма самой преисподней. Живая чернота. Только две светлых точки можно было различить. Когда Гнат сообразил, что это свет проходит через глаза девушки, его передернуло.
Аппетит пропал и очень захотелось проснуться. Гнат изо всех сил ущипнул себя за руку и чуть не взвыл. Похоже, не сон. Вот, правда, сны бывают и с болью, но после нее точно просыпаешься. Все, что связано со сновидениями, контролировал проклятый микроорганизм.
К-вирус, говорят, сперва сделали летальным, но после ослабили: во сне умирали все зараженные, если оказывались вне Контура. Ведь вирусу было абсолютно безразлично, на чьей кто стороне. А для обороны достаточно того, что враг в осаде долго не просидит - вымрет от бессонницы. Молниеносные же нападения без ресурсов и серьезной разведки ничем помочь не могли. Потому и войны стихли сами собой.
Гнат долго боялся притронуться к столику. Ему казалось, что вот эта мертвая Галатея сейчас войдет и скажет, что пришла сожрать испуганного шофера. Но понемногу, ароматный парок, выбивавшийся из под блестящей крышки-купола, которой было накрыто блюдо, разогнал страхи. Желудок требовательно урчать. Гнат, на всякий случай, уселся лицом к двери, поставил столик перед собой и поднял колпак. На тарелке лежал круглый желтоватый пирог с темными ломтиками. Парень взял лежащую слева вилку и отхватил кусочек! Вкус оказался потрясающим!
Быстро покончив с пирогом, Гнат принялся было за напиток, но тот оказался горьким и горячим. Наверное, многие жильцы дома придерживались того же мнения, а потому, на такой случай, поблизости стояла небольшая склянка с чистой водой. Гнат выпил воду вприкуску с хлебом.
Когда тарелка опустела, на душе полегчало. Даже настроение немного улучшилось.
Вскоре пришел Антон.
- Доброе утро, Игнатий! Вы готовы?
У Гната в голове роились вопросы насчет Контура. Хотелось не то выяснить все, не то дать по шее этому развешивателю лапши. А если и говорить, то проникновенно, используя тяжелые выражения. А вот желать доброго утра не возникало никакого желания. Пару секунд Гнат помедлил, стараясь успокоиться, а затем нейтрально спросил.
- К чему?
- К походу в город, конечно! Надо познакомить вас с нашим миром.
Гнат припомнил развалины и с сомнением взглянул на Антона. Тот словно прочитал мысли.
- Разумеется, в город мы не пойдем. Там никого нет, кроме дикого зверья. Это, если угодно, памятник прошлому, заповедник. Туда заходить просто так, безоружным и в одиночку - опасно. Мало ли кто или что встретиться... У нас теперь другие … хм... города. И живут там люди.
Почему-то мысленному взору шофера предстала давешняя Галатея и его передернуло.
- А в другом городе все … м-м-м... нормальные?
- Что-то случилось? - вдруг встревожился Антон и пристально посмотрел на Гната.
- Так, почти ничего. Галатея приходила, завтрак принесла. И... и не забрала столик.
- Галатея, значит. - кивнул карлик и улыбнулся. - Я бы вам посоветовал не обращать внимания на всякую ерунду, но ведь не послушаетесь же. Я прав?
- Угу.
- Ладно, тогда попытаюсь объяснить. Галатея вовсе не безмозглый монстр. Тут живет официантка Галатея. Ее главная задача — следить за своим телом. Главная же Галатея — ученый, она обитает в другом месте. И владеет разумом. Вы потом с ней увидитесь.
По спине Гната забегали мурашки. Он попытался представить себе Галатею-два, но перед мысленным взором возник гигантский окровавленный мозг. Руки парня предательски задрожали.
- Ну-ну, Игнатий! - участливым голосом произнес Антон, заметивший столь явный испуг. - Все не так страшно. Одевайтесь, скоро прибудет Влад.
- Трупожор? На нем опять? Черт! А иначе никак?
Антон развел руками и улыбнулся; Гнату показалось, что лукаво.
- Нет. Только так.
- Понятно. А одежка какая-никакая найдется? Моя так и осталась в углу в ванной. Я не сумел ее вчера постирать, не хватило сил.
- Посмотрите вооон там, под скатертью столика, там полочки есть. А вашу одежду? Если она не слишком вам дорога, то ее сожгут. У вас будет второй такой запасной комплект.
Поколебавшись, Гнат кивнул.
- Договорились.
Все нашлось там, куда указал Антон: брюки из плотной, но довольно мягкой ткани и просторная рубашка в клеточку. Тут же лежало и белье. А полкой ниже нашлась обувка — легкие матерчатые туфли.
В новой одежде Гнат ощущал себя вполне комфортно. Хотя и казалось несколько странным, что все надетое — впору. Мерку, вроде, никто не снимал. Может, конечно, со спящего, но когда успели все сшить? Если достали готовое, то почему же тогда все оказалось так ладно сидящим? До поры Гнат этот вопрос оставил в покое. Сейчас разбираться некогда. Достаточно того, что в новой одежде удобно
Когда они вышли, трупожор уже вовсю истекал слизью перед домом. Дух от него шел настолько крепкий, что завтрак с большим трудом удерживался в желудке.
- В хорошем настроении сегодня, смотрю, - Антон потрепал существо по морде, под ладонью отвратительно хлюпнуло. - Так, бродяга?
Гнат поспешно отвернулся и принялся глубоко дышать. Разумеется, ртом. Когда рвотные позывы унялись, парень обернулся. Оказалось, все не так плохо! Антон прилаживал к костяным наростам веревки, тянущиеся от старой легковушки темно-синего цвета.
Машина, насколько мог оценить Гнат, была во вполне приличном состоянии. Только непонятное желто-зеленоватое пульсирующее свечение за радиаторной решеткой, да перепончатые крылья, непонятно как приросшие к крыше.
Заметив, что Гнат смотрит, Антон махнул рукой.
- Забирайтесь в машину! Там полегче дышится.
Гнат не заставил себя дважды упрашивать, открыл дверцу и уселся на заднее сиденье. Мягкий кожаный диван заскрипел: похоже, тут давненько никто не сиживал. Но в целом — комфортно. Смущали стойки внутреннего каркаса. Беловато-желтые трубки плавно изгибались, меняли диаметры и соединялись какими-то веревками. Гнат потрогал правую и ощутил под пальцами бархатистую поверхность. И тут же отдернул руку, когда понял, что это были не просто гнутые трубки, а самые настоящие кости. И соединялись между собой они сухожилиями. К горлу снова подкатил комок.
Спустя несколько минут водительское место занял Антон, предварительно уместив на сидении внушительную подушку.
- Готово! Можно двигаться. - он оглянулся и обеспокоенно спросил, — Вам плохо, Игнатий?
- Ничего, пройдет! - выдавил из себя шофер, искренне надеясь на то, что так оно и будет.
- Тогда в путь! - взявшись за рычаг, что торчал из пола на манер авиационного, Антон покачал его вправо-влево. Синхронно с движениями человека Влад наклонял голову, словно разминал шею. Движение на себя и от себя заставило чудовище соответственно посмотреть вверх, а затем кивнуть. Закончив с проверкой, Антон опустил рукоятку ручного тормоза. Зверь вздрогнул, расправил крылья. По ним заструились потоки слизи, скапливаясь на затрепетавших кожистых кромках. А когда натекший валик готов был вот-вот упасть, слизь бесшумно взорвалась. Трупожор рванулся в небо, увлекая за собой автомобиль. Серьезное ускорение вдавило тело в подушки дивана.
- Каково, а? Мощь!- не оборачиваясь показал большой палец Антон.
Они мчались в меняющимся радужном тумане ровно, без раскачки. И всем хорош был бы полет, если бы не просачивающаяся временами в салон вонь. Из-за нее эффект смазывался. Точнее, из-за тошноты, вызываемой этой вонью.
Чтобы хоть как-то отвлечься, Гнат спросил.
- А чего тогда мы не машиной... В смысле, не так летели?
- И времени не было, и тяжко Владу.
- А сейчас?
- Что?
- Ну, сейчас ему не тяжко?
- Сейчас-то не с чего, город же тут. А вот когда не здесь, - Антон махнул рукой куда-то вперед, где, видимо, и располагалось нездешнее место. - то туда верхом только.
Гнат кивнул, хотя толком ничего не понял.
Между тем, трупожор несся довольно высоко над землей, едва шевеля крыльями. Радуги продолжали срываться, но слизь стала блестеть меньше. В машине заметно похолодало. Это почувствовал и Антон. Он полез за пазуху и извлек что-то пульсирующее, разбрасывающее красные капли. Несколько раз сжав в руке субстанцию, карлик положил ее на панель. По черному пластику потекла темная жидкость и закапала на пол, стало гораздо теплее.
- Сердце. - пояснил Антон. - иногда ему полезно немного остыть. Ну, а нам будет теплее.
Выходит, эта жидкость... С ужасом Гнат посмотрел на кровоточащий орган и закрыл глаза. Все же он спит, наверное, и надо срочно проснуться, чтобы не утонуть в кошмаре навсегда. А если уже умер? Вдруг так и умирают самонадеянные водилы, ищущие короткий путь по старым картам?
Гнат открыл глаза и посмотрел вниз. Замызганный ворсистый пол машины, местами облезлый. На левой туфле какое-то пятно. Нет, не похоже, что умер. И вряд ли спит: слишком много деталей. Но откуда тогда столь невозможная явь?
Впереди показалась россыпь небольших домов с прихотливо вьющимися между ними тропинками. Повинуясь командам Антона, Влад заложил вираж и пошел на снижение. Поле за домиками стало стремительно расти, и спустя несколько минут автомобиль легко коснулся колесам травы, подпрыгнул и затем плавно покатился. Упряжь с хлопоком отстегнулась от трупожора и исчезла где-то под капотом. Влад, ощутив свободу, моментально взмыл к небесам, а Антон сполз с подушки и, похоже, бил двумя ногами по педали тормоза. Рывок за рывком снижалась скорость, пока автомобиль не остановился совсем.
- Уф! Прибыли! - вытер лоб Антон и обернулся. - Вы как? Трясло? Это к вопросу о езде верхом. Да, так покомфотней, естественно, но посадка...!
С громким чмоком он снял с панели сердце и, судя по всему, вернул на место
- Давайте потом. - простонал Гнат, которого просто таки добила последняя сцена. Он открыл дверь, вывалился из машин и припал к земле. Прохладный ветерок казался невыносимо сладким, а какой-то паучок, сидевший на травинке — символом мировой гармонии. Тошнота отступала неохотно, но голова, все же, прояснялась.
- Игнатий, пойдемте в город. Там отдохнем. - Антон взял парня за руку, чтобы помочь встать, но лежащий отреагировал пассивно и только тихо попросил.
- Да, сейчас. Дайте мне хоть минуточку.
- А, вас укачало! - догадался Антон и вздохнул. - Я как-то не учел, простите меня, пожалуйста. Думал, только холод, ну и запах, пожалуй, могут... м-м-м... беспокоить, так сказать, а тут...
- Ничего. - выдавил из себя Гнат, стараясь не вспоминать подробности перелета. - Скоро пройдет.
Потребовалось минут пять, прежде чем парень почувствовал себя в состоянии подняться. Антон протянул руку, чтобы помочь, но Гнат отрицательно помотал головой.
- Сам!
Ноги уже начали слушаться, но все же немного покачивало. Более-менее стало только в самом «городе».
Поселок, а не город - так вернее. Одноэтажные домики, разбросанные по площади, гораздо большей, чем Контур. Да что там! Больше любого из известных Гнату Контуров. Но, конечно, значительно меньше покнутых городов.
Гнат завистливо оглядел строения. Огромный у них Контур, все таки, раз селятся в отдельных домах. Похоже, тут можно много чем заниматься, даже не покидая защиты. Как правило, даже на достаточно крупных территориях, ограниченных Контурами, не строили поселков. Там не хватало места. Жилища, амбары, гаражи... Какие-то общины жили земледелием, кто-то занимался скотоводством. Внутри не слишком обширных Контруов организовывали мастерские. Торговали восстановленными машинами, грузоперевозки осуществляли. А если территория оказывалась совсем маленькой, и находилась достаточно далеко от больших, то клан, что обнаружил ее, продавал возможность безопасно поспать. Там основывали постоялые дворы, закусочные и стоянки. Иногда попадались даже мелкие мастерские, но редко. Останавливающиеся там путешественники расплачивались грузом. Поколение за поколением семьи обустраивали дворы. Иногда жилище клана занимало большую площадь, нежели сдаваемые помещения.
Навсегда исчезли войны. Пропало у людей желание воевать. Да и некому. Остались только немногочисленные группы людей, живущие в своих резервациях. Но все же, иногда находились сорвиголовы, что устраивали безумные рейды. Это была дорога в один конец: либо захватывалась территория, либо, а это случалось гораздо чаще, погибал весь отряд. Впрочем, и бандитов становилось все меньше: достаточно крупный Контур не захватить, а владельцы постоялый дворов всегда настороже и неплохо подготовлены к разного рода случайностям.
Гнат тщетно пытался вообразить, чем тут, в этом поселке живут люди. Никаких идей в голову не приходило. Сделать выводы на основе наблюдений тоже не получалось: Антон уверенно и быстро шел куда-то к центру поселка. Попробуй вникнуть во все на бегу!
Остановились они возле двери с надписью «Лаборатория». Хмыкнув, проводник хлопнул Гната по спине.
- Вот сейчас вы сможете познакомиться с Галатеей-ученым.
Шофер вздрогнул - вспомнились два глаза, едва видимые сквозь мглу черепной коробки. Он судорожно сглотнул и кивнул без всякого энтузиазма.
- Вот и отлично!
Антон положил ладонь на дверь и она … растворилась! У Гнат по спине пробежали мурашки, он отступил шаг и недоуменно взглянул на своего спутника.
- А куда она делась?
- Все нормально, дружище! Проходите, не робейте!
Внутри оказалось довольно светло, хотя ламп нигде не было видно.
Из глубины широкого коридора навстречу людям вышла красивая девушка в белом халате. На ТУ Галатею, как отметил про себя Гнат, она вообще не походила.
Красавица улыбнулась
- Здравствуйте, Аристотель! Здравствуйте, дорогой! Рада тебя видеть! А это тот?
- Совершенно верно! - карлик расплылся в улыбке. - Он самый, зовут Игнатий.
Девушка протянула шоферу ладонь в перчатке.
- Здравствуйте, Игнатий! Я Галатея.
- М-м-м, здравствуйте! Я с вами как-то частично знаком, вроде. - Гнат замялся. - Ну, с вашей тезкой, наверное как-то...
Галатея звонко рассмеялась.
- Все верно, вы знакомы со мной. Тело мешает моей работе и потому пришлось немного отделить его. Но не пропадать же ему с голоду только потому, что в нем нет мозга, правда?
Антон и Галатея рассмеялись над, похоже, только им одним понятной шуткой.
- А как вы... она двигается?
- Это как рука, например. Я даже не замечаю, как управляю. Лучше давайте повременим с расспросами. Пойдем сейчас в мою лабораторию, там есть отличное местечко для посиделок.
Галатея повела их по коридору. Антон шел рядом с ней, рассказывая вполголоса какие-то новости. Гнат шел следом. В безликом помещении взгляду было решительно не на чем остановиться. А может, и не хотелось отвлекаться, когда перед глазами ладная фигура в облегающем халате. Но чем пристальнее он вглядывался, тем больше осознавал, что есть в Галатее какая-то неправильность, неуловимая странность. И через несколько секунд он понял: ноги девушки! Их не было! Точнее, они были, но просвечивали: сквозь них виднелся пол.
Это уже было слишком, кошмар наяву сильно затянулся. Гнат остановился и медленно попятился к выходу. Возможно, удастся сбежать, пока идущая впереди парочка увлечена беседой. Парень старался двигаться бесшумно и плавно, не выпуская идущих впереди из поля зрения, но неожиданно во что-то уперся спиной. Он резко обернулся. Позади стояла Галатея и улыбалась. Парень снова посмотрел вперед и увидел входящую в дверь девушку, или точную копию той, что стояла позади. В ослепленном диким страхом мозгу билась только одна мысль - бежать к выходу! Он попытался оттолкнуть Галатею.
Но девушка номер два или даже номер три надежно блокировала выход, терпеливо снося все удары и толчки, что обрушил на нее Гнат. Вскоре шофер выдохся и уселся прямо на пол. Силы кончились. Все силы: и моральные, и физические. Он в каком-то отупении рассматривал плитки пола сквозь ступни Галатеи.
- Вы успокоились?
- Кто... Кто ты?
- Галатея.
- Черт, кто ты такая, я спрашиваю? Ты человек или демон?
Девушка сперва нахмурилась, а потом почему-то весело рассмеялась.
- А кто такой человек? И кто такой демон?
Гнат открыл было рот, чтобы дать достойную отповедь, но сообразил, что не может толком ничего ответить.
- Мне трудно находить нужные слова. Я шофер, а не ученый или шаман. Но во всяком случае у тех, кто ходит, ноги не просвечивают.
- Ладно, идите в лабораторию. Нет смысла сидеть на полу, когда можно попить кофе в более уютной обстановке. И не бойтесь, ради бога! Есть вас, во всяком случае, тут никто не собирается.
- Не уверен. - раздраженно буркнул Гнат, но все же поднялся. - Слишком вас много. Не прокормить.
- Я одна. Неужели так сложно сообразить? - пожала плечами девушка и обойдя парня пошла вперед. Похоже, к той самой двери, куда уже входила с Антном.
Лаборатория оказалась вполне милым местом. Камин, круглый столик с затейливой инкрустацией, глубокие темные кресла, тяжелые драпировки и огромное количество книг. Гнат даже в библиотеке своего Контура столько не видел. А тут шкаф лаборатории, занимавший всю стену до потолка, был уставлен сверху донизу!
- Занимайте удобное кресло. - приглашающе махнул рукой Антон. - Лучше здесь, поближе к столику. И кофе пить удобней.
- Спасибо. - Гнат выбрал место так, чтобы оказаться поближе к выходу. Так, на всякий случай.
Галатея принесла небольшой подносик с чашками на блюдечках и поставила его на стол. Потянуло дивным ароматом. Девушка уселась в свободное кресло.
- Берите, не стесняйтесь. - показала она рукой на поднос. - Вот сахар.
Гнат настороженно переводил взгляд с Галатеи на Антона и обратно, а затем спросил.
- Кто вы такие? Я знаю, что вопрос мой вы поняли, не увиливайте.
Галатея вопросительно взглянула на Антона. Тот кивнул.
- Он прекрасно справится. Я уверен.
- Хорошо. Игнатий, я вам проясню ситуацию, но вы должны все осознать.
- Что? Что вы — мой сон?
- Не перебивайте. В некотором смысле сон. Но не ваш, а всего оставшегося человечества. Вы знаете, что натворил к-вирус?
- Да. «И стали проклятыми укравшие у себя сны, только праведники спаслись». - процитировал Гнат фразу из святого писания. - Микроорганизм, что почти уничтожил человечество.
- Все не так просто. К-вирус — метка. Другими словами, он не живой! У вас в крови лишь носители меток с координатами.
Изначально, изобретатели оружия против сна вообще не думали о военном использовании своего детища. И никакого отношения к вирусам их изобретение тоже не имело. Был сооружен опытный излучатель. Он предназначался только для доказательства существования параллельных пространств. Но опыт прошел не совсем так, как было задумано. Излучатель помог добраться до слоев реальности, что стало сенсацией в научном мире. Все сочли это подтверждением гипотезы о параллельных вселенных. После успеха опыта, был построен другой аппарат, который должен был дать возможность взглянуть на доселе неведомые места сущего. И тут ученых поджидал сюрприз: они нашли не в параллельный мир, а нечто другое, какой-то многослойный мир, живущий по невозможным и противоречащим науке законам. Следующим этапом стала попытка влияния на многослойный мир, чтоб по ответной реакции понять что-то о неведомой реальности. В результате воздействия удалось изменить расположение первого слоя на локальном участке. Опыт повторили несколько раз. И... И все, кто оказался достаточно близко от мишени, куда был направлен излучатель, однажды уснув не проснулись. Экспертиза не обнаружила следов болезней или воздействия ядов. Люд просто погибли
В смятении, Гнат схватил с подноса сахарницу вместо чашки и попытался из нее пить, но наткнулся на крышку. Мысли кружились, голова гудела, стараясь принять новые знания. Роились сотни вопросов, но ни одного сформулировать не получалось. Наконец, чтобы хоть как-то притормозить карусель, Гнат спросил.
- А как же Контуры?
- Дойдем и до контуров. Берите лучше кофе и слушайте.
Антон забрал из рук Гната сахарницу и вложил в пальцы чашечку.
- А? - парень вздрогнул, словно очнулся от глубоко сна и поблагодарил. - спасибо!
- Так вот, - продолжила Галатея, сделав глоток, - Никто не мог понять, от чего умерли люди. И лишь после серии экспериментов стало понятно, что без первого слоя нет сновидений. Никаких. А сон без сновидений есть смерть. Без снов человек, засыпая, уходили в ничто.
- Но есть же люди, кто не видит сны — и они живые. - возразил Гнат.
- Сны видят все. - назидательно сказал Аристотель. - Только не все могут вспомнить.
- Да, правильно. - кивнула Галатея и продолжила. - Исследования засекретили, едва военные смекнули, что получили в свои руки прекрасное оружие, которое не остановить ни одним из существующих щитов. Абсолютное средство уничтожения, не оставлявшее ни единого следа.
Но как не раз бывало в истории Человечества, оно оказалось сразу у нескольких государств. Во время войны лучевые удары наносили все стороны конфликта. А потом наступило перемирие. Но даже когда воюющие армии прекратили применять оружие, смерти во сне продолжились. И люди осознали, что начался самопроизвольный процесс разрушения слоя из-за слишком большого числа воздействий. Пришлось странам как-то объединяться, чтобы вместе противостоять угрозе полного уничтожения. Уже и не до распрей стало. Вот тогда и создали сверхминиатюрное киберустройство, единственной задачей которого было создавать тропинку к следующему слою. А для максимально быстрого распространения придали ему свойства вируса. Только, вот, следующий слой не предназначался для прямого перехода. И спящих мучили постоянные кошмары, которые неизбежно приводили к смерти от недосыпания. Как бы то ни было, появился хоть какой-то шанс. Люди начали искать места, где живут спокойные сны. Те, кому посчастливилось наткнутся на зоны аномалий — выжили. Вот такая история.
Гнат чувствовал себя совершенно подавленным. Выходит, что дарившие надежду ученые врали и вакцина, что «вот-вот появится» - миф? Ведь даже сделай они ее, то ничего кроме гибели она не подарит.
- А вы?
Ответил Антон. Он со стуком поставил на поддон чашку, встал и потянулся.
- Мы живем в своей реальности. Если проще: вы — некоторые наши сны, а мы — ваши. Ты же помнишь, как трупожор мчался через ледяной мрак? Это миры, что еще не родились. Или умерли, а...
- Ясно. - мрачно оборвал Аристотеля Гнат и поставил все еще полную чашку на поднос - пить кофе совершенно перехотелось. Хотя парня и манил волшебный аромат, но услышанная история отбила всю охоту пробовать напиток.
- Но вы можете управлять снами? - Гнат вдруг вспомнил свой ночной кошмар. - Ведь там болото было и за мной гнались. Антон, ведь вы как-то справились и я смог хоть как-то отоспаться. Значит, есть способ бороться с бедой?
- Все не так просто. - вместо Аристотеля ответила Галатея. - Слои пересекаются. И есть возможность немного, как бы, заходить, на, условно, чужую территорию. Но очень ненадолго. А вмешиваться в происходящее на другом слое - совсем плохо. Нужно очень тщательно просчитывать варианты воздействия, чтобы не поставить на грань катастрофы свою реальность. Мы с Антоном здорово повозились, чтобы дать вам возможность выспаться. Здесь, в нашей реальности, просто нет аномалий, подходящих для вас. Ведь это не ваш мир.
- Все! - поднял руку Гнат. - Достаточно. Теперь отправьте меня обратно. Я отосплюсь где-нибудь, а потом мы опять сможем поговорить. Я много нового узнал, но мне это ничем не поможет.
- В том-то и дело, что у вас нет возможности вернуться.
- Это как? - опешил Гнат.
Антон пожал плечами.
- Мне пришлось блокировать разрыв в месте соприкосновения с вашим миром. Исчезнувший слой защищал нас от подобных катаклизмов, но баланс нарушен. Теперь в некоторых местах время от времени появляются разрывы, а точнее — своеобразная мешанина. И тогда к проблемной точке отправляется наблюдатель. В случае, если что-то попадает в наш мир, он должен оценить опасность и принять решение: либо уничтожить объект, либо забрать с собой.
- А я, выходит, не представлял опасности?
- Ни малейшей.
- И то хорошо! А моя машина?
- Тоже. Но те существа, что были на ней...
- Одно.
- Что?
- Существо одно было.
- Не одно, к сожалению. Это колония жуков, просочившихся на ваш уровень с неведомого слоя. Они могут становиться кем угодно, принимая облик того или иного существа.
- Значит, и машина вместе с ними сгинула? - вздохнул Гнат
- Не совсем. - Галатея чуть заметно улыбнулась.- Аристотель, проводи, пожалуйста гостя. Я скоро присоединюсь.
Сердце Игнатия екнуло. Получается, что тягач, его тягач, уцелел!
Антон встал, приглашающе махнул рукой и отправился к двери. Но не к входной, а к неприметной дверке, которую Гнат принимал за створку шкафа. Едва карлик коснулся рисунка, как она отъехала в сторону. Из черного проема пахнуло холодом.
Антон шагнул за порог обернулся.
- Гнат, проходите.
Но когда шофер последовал за проводником, в спину его неожиданно сильно толкнули. Под ногами оказалась скользкая поверхность, и, нелепо взмахнув руками, Гнат заскользил в ледяную преисподнюю.
Вокруг заревел ураган. Мощный ветер дергал и трепал человека, словно пытался разорвать на части. Из глаз потекли слезы, замерзая где-то на висках. Мороз иглами впивался в тело, заставляя дрожать. Дышать было трудно. И ни единой зацепки, ни хоть какой шероховатости на пути!
Внезапно за ноги резко дернули, пытаясь их вырвать из тела. Казалось, невидимый великан, забавы ради, раскрутил тело. Кровь ударила в голову, в глазах потемнело от перегрузки. Через несколько оборотов гигантские невидимые ладони выпустили Гната, и его вышвырнуло куда-то в воздух. Наступили невероятно длинные секунды парения в абсолютной тишине. Тело словно зависло во тьме. Теперь не ощущалось ни тепла, ни холода, ни ветра. Но внезапно все завершилось ударом грудью обо что-то твердое.
Гнат выплюнул набившуюся в рот траву, с полминуты жадно хватал ртом воздух, а затем перевернулся на спину.
Свет, тепло и тишина. Не совсем тишина, конечно. Ветер шелестел в траве, какие-то насекомые тихонько жужжали. Но по сравнению с недавним ураганом, тут все дышало покоем.
А справа... Немного поодаль, посреди разнотравья, начищенный до блеска стоял красавец Тимофей без прицепа. Над ним кто-то здорово поработал. Машину покрасили, восстановили хромированные детали. Солнце нещадно палило, и теперь автомобиль казался немного нереальнм из-за дрожащего над металлическими поверхностями горячего воздуха.
Охнув от боли, шофер встал на ноги и побрел к грузовику.
Вблизи стало понятно, что тягач, скорее всего, превратили в красивую, но бесполезную игрушку. Помимо прицепа исчез и бак газогенератора. Прицеп-то туда -сюда, машина и без него поедет, можно потом другой подыскать, а вот без бака не покатаешься. Нет топлива — нет движения. Да и будь он - Гнат огляделся, но во все стороны до горизонта расстилалась степь — все равно топить нечем. Разве, траву сухую рвать, но это все ерунда, на самом-то деле. На соломе далеко не уедешь.
Гнат забрался в кабину. Точно, игрушка! Тут все было чисто так, как никогда не бывало с момента выпуска. Идеальный блеск панели, новенькая кожа сидений, стекла без царапин, полированный руль... Даже ключ в замке зажигания сверкал серебром. И помповик, лежавший на сиденье, тоже был вычищен до блеска. Гнат тронул оружие и ощутил под пальцами твердую поверхность.
- Чудеса! Надо же, отыскали!
Устроившись за рулем, шофер машинально повернул ключ. Бодро кашлянул стартер, мотор ровно и так сочно и басовито затарахтел, как никогда не случалось раньше. С газогенератором гул двигателя всегда был каким-то … неполным, что ли?
Гнат откинулся на спинку сиденья и прислушался, стараясь поймать хоть малейший посторонний звук. Но даже сердце стучало в такт с мощным дизелем. Шофер окинул взглядом приборную панель: стрелка указателя топлива стояла на отметке «F». Казалось, даже она нетерпеливо подрагивает, подгоняет. Тягач словно бы рвался в дорогу и умолял своего хозяина отправиться немедленно.
- Сейчас, Тима, не торопись!
Гнат посмотрел на рацию: она была включена. Шкала мощности сигнала заполнена квадратиками. Но вместо шипения и рычания эфира в динамиках висела тишина. Не совсем, конечно. Слабые потрескивания и шорохи - звуки, несущей частоты. Где-то рядом работал передатчик. Но посреди поля не видать хоть сколь-нибудь заметных объектов. Хотя, если прикинуть, антенну так просто и не разглядишь на фоне высоких трав.
Для радиокомпаса неведомый передатчик оказался кошмаром. Стрелка крутилась, пытаясь обнаружить направление и никак не мог успокоиться. То ли радиостанция стояла прямо под машиной, то ли передатчиков было несколько.
Шофер протянулся было, чтобы выключить бесполезное связное устройство, но динамик неожиданно затрещал, а потом заговорил женским голосом. Гнат вздрогнул и отдернул руку.
- Приветствую, Игнатий! Это Галатея. Я пока могу с тобой говорить - ты находишься в точке пересечения. К сожалению, обратная связь невозможна, поэтому слушай внимательно. Здесь ты можешь спать и жить. Этот осколок ближнего к твоему миру слоя - самый крупный из всех, которые мы могли найти. Начни с него. Постарайся собрать все осколки, и тогда в твоем мире можно будет снова безбоязненно засыпать. И не только в твоем, как выяснилось. Больше нет равновесия и на других слоях, все трясется и раскачивается. Вполне вероятно, что скоро, все рассыпется. Постарайся успеть. И сны исчезнут. Возможно, мы еще увидимся, но если нет — не держи на нас зла. Никто из нас с тобой бы не смог пройти так, чтобы потом вернуться. Да и слой вновь могут собрать только обитатели той реальности, которой он принадлежит. Ты один. Вероятность, что кто-то из соплеменников окажется с тобой — крайне мала. Еще. Я не очень уверена, что вообще было возможно заглянуть в реальность слоев. Как удалось это вашим ученым — не понимаю. Даже гипотетически такое невозможно. Если будет ответ на этот вопрос — запомни его, ладно? Удачи! И береги себя!
Голос стих. Исчезла полоска уровня приема. Схватив тангету, Гнат нажал клавишу и прокричал в микрофон.
- Куда мне ехать? Где и что искать?
Но в ответ не донеслось ни звука. С отключенным шумоподавлением, из динамика слышалось только шипение эфира.
- Проклятье! - Гнат повесил тангету на место, выключил станцию и посмотрел на свое отражение в зеркале. Оттуда на него глядел взъерошенный безумец. Вздохнув, Гнат невесело усмехнулся и тронулся в путь. Тягач, подминая траву, двинулся по полю от солнца. Шофер выбрал направление движения только из-за удобства, чтоб яркий свет не слепил.
Горячий ветер, врываясь в открытое окно, наполнял кабину ароматом трав. Вообще, степь тут была вполне живописной: разнообразные цветы придавали ей вид лоскутного одеяла. Гнату очень хотелось найти дорогу, чтобы не мять такую красоту колесами, но тщетно.
Машину раскачивало на невидимых ухабах, так что большой скорости развить не получалось. Если прикинуть, то спешить в никуда довольно бессмысленно. Главное — дотянуть до заката, чтобы стало прохладней и можно было бы выспаться на полке в спальнике. Если верить Галатее, то здесь не угрожают кошмары.
Солнце медленно садилось, машина шла вперед. Гнату пришла в голову мысль, что даже если он заснет за рулем, то ничего страшного не случится. Куда мы машина не шла, все равно никуда не въедешь. Но спать нельзя. Ведь один из главных законов шоферов гласил: «Никогда не спи, когда сидишь за рулем». А законы эти написаны были очень давно, в те времена, когда люди на земле могли спать везде, если верить легендам.
Стало заметно прохладней, пришлось даже поднять стекло. Гнат остановил тягач, выключил мотор и откинулся на спинку сиденья, прислушиваясь к тишине. Изредка тихо звякал остывающий металл, слышалось пение цикад.
Не хотелось думать о том, что надо будет завтра где-то раздобыть еды и воды. Сейчас главное — выспаться.
Шофер потянулся, выбрался из кресла и перешел назад, в свою уютную каморку со спальным местом. Если начистоту - это был дом. Гнат гораздо чаще жил тут, в грузовике, нежели в бараке. И потому, всегда на борту имелся запас продуктов. Но теперь он закончился и пополнить его негде.
Гнат машинально распахнул дверцу верхнего шкафчика, где обычно держал снедь, и обомлел: все пространство было забито разновеликими банками, какими-то цветастыми упаковками, бутылками. Осторожно вытащив наименее подозрительную штуковину, парень разорвал странную оболочку и почувствовал запах хлеба. Уж это ни с чем не спутаешь! Ладно запах, сам хлеб оказался прекрасным на вкус. И с обнаруженным питьем получился отличный то ли обед, то ли ужин: откупоренная наугад бутылка содержала какой-то в меру сладкий напиток.
Оторваться от еды было трудно. Только невероятным усилием воли Гнат сумел заставить себя закрыть шкафчик. От сытости ли, от усталости, но очень тянуло спать. Шофер забрался на кровать, вытянулся во весь рост и почти сразу уснул.
Удивительная получилась ночь. Наверное, со времен детства Гнату не удавалось так выспаться. Но тогда мир был нов, и смазанные сновидения, что раз за разом прокручивались живущим в контуре людям, детям казались самыми прекрасными грезами.
В общем, когда утреннее солнце разогрело тягач, шофер неохотно выбрался из кровати. Да, впервые он выспался вдали от какого бы то ни было Контура.
- Не обманули, черти!
Гнат открыл дверь, спрыгнул в траву и сделал несколько махов руками, чтобы прогнать остатки сонливости. Теперь, после такого шикарного отдыха, захотелось жить на всю катушку.
На завтрак Гнат открыл банку сосисок и пожевал их с хлебом. А запил супом. Не потому, что хотел, просто надпись на этикетке была непонятная, а рисунок наводил на мысли о сладком десерте. Что ж, в банке оказались совсем не фрукты, но не выкидывать же еду из-за таких мелочей. Так или иначе, а содержимое оказалось отменным.
Консервы были Гнату не в новинку. Иногда водилы привозили из рейсов консервированные деликатесы, которые предприимчивые хозяева постоялых дворов где-то разыскивали. Разные вкусности ценились очень высоко, потому доставались власть имущим и жрецам. Или тем, кому было что предложить взамен. Но что-то и сами шоферы ели, делясь со своими. Этикетки на банках прочитать не получалось, но все знали, что ломтики на рисунке означали компот. И в данном случае, именно воспоминания подвели Гната:
Забравшись в машину, шофер только приготовился насладиться ощущением сытости, как обнаружил незваного гостя. На сиденье расположился улыбчивый плюшевый медведь, величиной с человека.
- Привет! - сказало создание.
Гнат не ответил. Он потянул ручку двери, вывалился из кабины, рванул в степь и залег в траве, наблюдая сквозь стебли за машиной.
Такого типа мягкие игрушки Гнат видел, но те были гораздо меньше. К тому же, те мягкие игрушки никогда не скалили в улыбке вполне серьезные клыки и не придерживали лапами на коленях помповик. А какому бы ребенку пришло в голову повесить на шею любимцу покрытые пятнами ржавчины защитные очки? Больше всего этот плюшевый мишка смахивал на какого-то мутанта из развалин.
- Эй, ты так и будешь прятаться? - голос у медведя оказался басовитым и мягким, словно тоже сделанным из плюша. - Нет, ну так не честно! Вылезай, а то стрелять буду!
Громыхнул выстрел. Видимо, предупредительный. Громко клацнул затвор, гильза загромыхала по ступенькам.
- Мне не сложно тебя найти и пристрелить, если что. Но зачем? А ходить, к тому же, очень лениво. Вылазь и поехали, хватит шутки шутить. Без тебя эта повозка и с места не двинется. Давай, дружище, выходи. Будем знакомиться по-хорошему.
Гнат поднялся с земли, отряхнулся и мрачно посмотрел на коричневое чудовище, торчащее в дверном проеме. Медведь, в свою очередь, разглядывал своими черными на выкате глазами человека. Затем вздохнул и грузно отодвинулся вглубь кабины, освобождая Гнату водительское место. Тот опасливо поднялся по лесенке и уселся за руль.
В кабине стало неуютно: остро пахло пылью и какой-то бетонной затхлостью, словно неожиданный пассажир долго провалялся в относительно сухом подвале. Медведь тоже наморщил нос. Похоже, запах человека ему не нравился. Как ни странно, но от этого Гнату здорово полегчало. Он прикинул, что из-за запаха медведь не сочтет шофера лакомством.
- Ну, чего сидишь? Ехать будем или пялится друг на друга? - медведь любовно потер лапой ствол.
- Куда ехать-то? - у шофера вдоль хребта пробежали мурашки.
- Вверх, блин! - лапа с глухим стуком опустилась на панель. - Откуда мне знать?
Гнат тут же завел мотор. Медведь открыл окно и с удовольствием подставил морду врывающемуся в кабину ветру. Какое-то время они ехали молча. Затем косолапый буркнул не поворачиваясь.
- Топтыга.
- А? - вздрогнул Гнат, отвлекаясь от невеселых мыслей и однообразного пейзажа.
- Топтыгой меня зовут. Глухой, что ли?
- Гнат.
- Вот и познакомились.
- Угу. - шофер прибавил газу, мотор тягача сурово зарычал.
Километры улетали быстро. Цветочная степь вскоре сменилась какой-то изрядно высушенной солнцем равниной. Теперь из под задних колес поднималась пыль.
Время от времени Гнат бросал взгляд на индикатор уровня топлива, но тот словно приклеился к метке полного бака. Странно это было, конечно, но не удивительней медведя с обрезом в плюшевых лапах.
В кабине становилось душно. То ли солнце серьезно припекало, то ли медведь закупорил оконный проем своим плюшевым телом. Наверное, все таки солнце - на небе ни облачка. Медведь вытянул лапу и принялся крутить правое зеркало.
- Какого черта? - Гнат неодобрительно взглянул на Топтыгу: ему не нравилось, когда посторонние распоряжаются в его машине.
- Дракон, похоже. - буркнул пассажир и передернул затвор.
- Какой дракон?
- Откуда ж мне знать их классификацию? - пожал плюшевыми плечами медведь. - Обыкновенный оранжевый дракон, двухмоторный. Сейчас, судя по всему, нападет
Гнат попытался рассмотреть происходящее в правое зеркало, но не срослось. Ветер тащил в бок пыль из под колес.
Топтыга внезапно рявкнул.
- Топи на всю!
И держа перед собой ружье высунулся из окна. Вряд ли разумно сейчас было начинать полемику, местный житель гораздо больше знает о своем мире, нежели пришелец. В общем, лучше верить на слово.
Быстро добравшись до последней передачи, Гнат теперь гнал от души, стараясь удерживать стрелку тахометра на границе желтого и зеленого секторов.
Загрохотали выстрелы. Какими бы плюшевыми лапы у медведя ни были, но перезаряжал оружие он споро и от этого казалось, что ружье бьет очередями. В кабине остро пахло порохом.
- Давай быстрее! - бешено проорал Топтыга — Топи сильней, не то нас сейчас поджарят!
Словно в подтверждение слов, из-за завесы пыли вырвалось дымное пламя и прошло вдоль борта. Гнат вжал педаль в пол чуть не двумя ногами, но она тут же уперлась в ограничитель. Машина разгонялась мучительно медленно, так как шла почти на пределе. Будь даже под педалью запас — не помогло бы.
Рев двигателя оглушал, стрелка тахометра почти проскочила желтый сектор и уже приближалась к границе с красным. Долго такую гонку движку не выдержать.
Медведь вернулся в кабину, ткнул в кнопку бардачка и принялся судорожно вышвыривать оттуда на пол вещи. Когда все кончилось он проорал.
- Патроны где?
Гнат открыл полку над лобовым стеклом, нашарил там коробку патронов и бросил ее медведю.
- На!
Тот ловко зарядил ружье, взглянул в зеркало и рявкнул.
- Крути в право.
- А?
- Вправо! Резко!
Гнат вывернул руль, едва не поставив тягач на боковые колеса. Огненная дорога пролегла за кормой. Оранжевый, в зеленую полосочку, дракон шел над самой землей. Лопасти пропеллеров едва не касались травы. Он пролетел по инерции немного вперед, Затем ушел влево и снова начал нагонять грузовик.
Топтыга снова открыл огонь. Пули не причиняли дракону видимого вреда, но зато после каждого выстрела он вилял и увеличивал дистанцию.
Надолго зависшая в красном секторе стрелка тахометра — приговор движку. Воображение рисовало Гнату сперва блестящие выхлопные трубы за кабиной, из которых вылетал огонь, а потом высыпающиеся из под капота куски двигателя. Жалко автомобиль, хоть плачь. Хорошо хоть пока за ревом не обнаруживалось посторонних шумов, а иначе стало бы совсем невмоготу.
Выстрелы стихли. Стало слышно, как винты дракона со свистом рассекали воздух, но сама рептилия и не думала приближаться. Топтыга методично набивал магазин.
- Все, пока эта зверюга к нам не сунется. - пояснил медведь, придирчиво рассматривая каждый патрон. - Устала, надо отдышаться и сил накопить немного. Но от машины наверняка не отстанет, будет держаться поблизости. Сейчас можешь чуть сбавить.
Гнат с облегчением сбросил газ. Тело качнуло вперед. Двигатель притих и только басовито мурлыкал, словно сытый лев.
- А совсем уложить этого, - шофер мотнул головой назад, - никак нельзя?
- Неа. Только отгонять периодически и надеяться на чудо. У него чешуя совершенно непрошибаемая. Как он ей чует движения - не понимаю.
Анатомию драконов Гнату изучать не приходилось и поддержать разговор он не мог. К тому же, от всех этих гонок совершенно атрофировалось любопытство, и парень молча разглядывал зверюгу в зеркало. При этом, так увлекся, не заметил какую-то белую лошадь с длинным витым рогом во лбу. Грузовик поддал бампером под белый зад так, что загудела рама. Но мощный удар, по всей видимости, не причинил животному никакого вреда, только отбросил в сторону. Лошадь подскочила и встала на дыбы, молотя передними копытами воздух. На морде ее появилось какое-то неприятное выражение.
- Проклятье! Ты смотрел-то куда? Единорога в компанию к дракону нам еще не хватало! Сейчас наверняка вдарит ведь, гад! И не уйдешь.
Медведь положил ружье на пол, вцепился в поручень на панели и сморщился, словно старался как-то зажмуриться всей мордой. Гнат напряженно смотрел на единорога, но тот внезапно передумал нападать. Опустившись на копыта, существо унеслось куда-то в степь, весело подбрасывая зад.
Топтыга шумно выдохнул
- Везунчик ты!
"На алмазных мостах
Через черные канавы."
Аватара пользователя
asm
Site Admin
 
Сообщения: 5140
Зарегистрирован: 24 сен 2006, 23:37
Откуда: Out of Infinity

Re: Зонтик с прицепом

Сообщение nizercat » 26 мар 2017, 16:32

Чудненько :good:
ЗЫ и вообще почитаешь такие рассказы и понимаешь , что в этой жизни что то не так. Мы просто в матрице, перемещаемся в пределах заданных координат. Типа дом-работа, работа-дом. Типовой отпуск в Турции(условно) , типовая машина (в кредит). За тебя давно решили, что , где , как. И вгоняют в эту матрицу все глубже и глубже. И вырваться практически очень сложно, ты связан отношениями с данной реальностью. Деньги, собственность, общество, даже болезни, и те тебя держат в матрице.
Пиши мастер!
Старшой я.
nizercat
 
Сообщения: 709
Зарегистрирован: 05 апр 2012, 00:37
Откуда: Вологда

Re: Зонтик с прицепом

Сообщение asm » 31 мар 2017, 21:25

Я сам ухожу, ломаю схему. Иначе трудно понять, на кой все. :)
А это не рассказ. Это длиннее.
Продолжу.

Он с кряхтением поднял ружье, положил его на колени и откинулся на спинку сиденья. Затем отрешенно посмотрел в окно и зачем-то чуть-чуть приподнял стекло, словно дивясь механизму.
- Сейчас укатал бы нас единорог в большой кусок железа и все. Повезло, считай, было и прошло. У нас с тобой еще минут десять есть, пока не отдохнул дракон. А потом дави, что есть мочи. Эх, жаль что на разок патронов осталось всего.
- А потом?
- Угадай. - буркнул медведь и вздохнул, погладив зачем-то лапой ствол дробовика.
- Так чего делать-то?
- Ехать.
- Это и так понятно...
Гнат нашарил на полке банку и взглянул на этикетку. Вода какая-то. Он потянул колечко, напиток зашипел, через край на штаны хлынула пена.
- Твою ж мать!!
Шофер держал банку между колен до тех пор, пока пена не унялась. По кабине полз резкий фруктовый запах.
- Будешь? - предложил Гнат медведю, когда пена осела.
- Воняет противно. - подозрительно скосился на него Топтыга. - Ты сам лучше.
- Ну, как знаешь.
Вода оказалась очень сладкой и вкусной, вот только почти не утоляла жажду. А когда Гнат потянулся за второй порцией, то едва не врезался в темный столб. Шофер ударил по педали тормоза: тягач рассержено зашипел и пошел юзом, в скольжении огибая препятствие. Лишь после остановки Гнат сообразил, что едва не сбил человека.
Стоящий в сером, словно полинявшем, плаще больше всего смахивал на какого-то монаха. Поясом служила растрепавшаяся на концах веревка, капюшон надвинут на лицо. Что там на ногах — не разобрать. Но, по логике, ботинки с прорезями какие-нибудь.
Гнат как-то делал ходку в монастырь Последнего дня и видел там монахов. Одежка у них была коричневатая только, а так — очень похоже.
- Ну и, блин, везет же нам нынче! - медведь осторожно уложил помповуху на пол, а сам вжался в сиденье, зачем-то прикрывая лапой нос.
Гнат недоуменно посмотрел на Топтыгу, а затем высунулся в окно и спросил монаха.
- Эй, дружище, ты жив?
Вместо человек наклонился, поднял из травы косу и рукавом протер лезвие. Видимо, он ее оборонил в тот момент, когда увидел стремительно приближающуюся машину. Несколько секунд жнец внимательно рассматривал свой инструмент, а затем повернулся к тягачу и ответил.
- Скорее всего — нет.
Лица под капюшоном было не видно, глуховатый голос доносился словно из черного провала. И не поймешь, шутка это или правда. Здесь все может быть, если прикинуть. Может он и не живой...
- Ну, как знаешь, - пожал плечами шофер, старательно делая вид, то ответ не удивляет. - Ты уж извини, если что. Я не нарочно. За нами гнались, понимаешь? Вон то оранжевое чучело.
Гнат повернулся к другому окну, но дракона уже близко не было. Похоже, зверь здорово испугался чего-то и теперь оранжевой молнией уходил в небеса.
- Ты смотри, а? - ткнул пальцем шофер. - Сбежал. Живем!
- Угу! - сдавленно отозвался Топтыга. - Только мало живем.
Гнат укоризненно взглянул на медведя,а затем снова обратился к монаху.
- Друг, не обижайся, ладно?
Фигура в сером поколебалась, словно собираясь подойти к машине, но потом из под капюшона донеслось:
- Друг? Хм... Неплохо! Да все нормально со мной, не переживай. Будь здоров!
- Спасибо, добрый человек. Тебя как звать-то?
Из под капюшона послышался короткий смешок, и, не ответив, монах зашагал в поле. Отполированная сталь косы весело поблескивала на солнце.
Шел он легко, даже будто бы плыл. Глядя на странную походку, Гнату в голову пришла мысль, что монах этот все же и не слишком человек, наверное. Ну не умеют люди так ходить!
Опомнившись, шофер прокричал вслед удаляющейся фигуре в сером.
- Эй, до свиданья!
- Как скажешь! - донес ветерок голос монаха. Все тот же глуховатый, но казалось, что в тоне проскочила веселость. Скоро фигура исчезла где-то в высоком разнотравье.
- Уф! - шумно выдохнул медведь. - И сейчас обошлось!
- Да чего случилось? Нормальный такой парень. Со странностями, но как без них?
- Парень? - Топтыга изумленно заблестел своим черными пуговицами. - Ну ты даешь, Гнат! Смерть это была, душа твоя простая неискушенная, Смерть!
- Хм. - шофер задумчиво посмотрел в поле, но фигура в сером уже исчезла. - А я и не знал, что она так выглядит. У нас смерть — явление. Например, не выспался — умер. Вроде бы никто не говорил, что ходит к умирающим монах в сером и с косой. В Контуре негде скрыться толком — заметили бы. Фигура-то вон какая заметная!
Топтыга поморщился. Похоже, разговор ему был неприятен.
- Поехали дальше, пока дракон не очухался. Наверняка вернется, пусть и не скоро.
- А зачем? Ведь мы должны были умереть, разве нет?
- Ему интересно, как мы умерли и чем можно полакомиться.
- Любопытный он, как я погляжу. Так куда двинемся?
- Прямо.
Гнат врубил передачу и резко дал газу. Из под задних колес полетели комья, а на земле появились четыре черные борозды.
И тут впереди, почти перед самым капотом, появился город. Он возник совершенно из ниоткуда, внезапно, словно материализовался из воздуха. Симпатичные невысокие домики, остроконечные крыши с флюгерами. Башня с часами, мостик через реку...
Сбросив скорость, Гнат вывел машину на неширокую мощеную дорогу. На удивление, тягач шел плавно, будто и не камни под колесами, а самый ровный бетон, как на некоторых сохранившихся трассах.
- Чего за город, Топтыга?
- Откуда же мне знать? - вопросом на вопрос ответил медведь. - Я не знал, что города вообще существуют. Вот деревенька была недалече от места, где мы встретились. И я там жил, в общем.
- А чего ушел?
- Романтика путешествий, знаешь. Да и немножко медведица подвела.
- К другому ушла?
- Нет, ее муж застукал.
- Ох ты ж! Ну ты и ходок!
- Да иди ты! - почему-то насупился Топтыга. - Все бывает. Ты, вот, тоже сюда как-то свалился.
- Да я путь сокращал, вот и свалился на непонятный слой, будь он неладен. Ну и сюда потом. Вообще, длинная история. Тут мне собрать надо кое-что и потом обратно.
- А, вот! Вспомнил еще одно. Мне сон приснился, что я должен с кем-то что-то собрать. Я отбрыкивался. Там еще какой-то недомерок жутковатого вида был... Я, помню, пинка ему отвесил, а потом проснулся и сам..., - медведь махнул лапой, видимо припомнив встречу с недовольным супругом своей пассии. - Вот, теперь тут.
Гнат кивнул.
- У меня хуже.
Да ладно! Хорошо, что мы вместе! - Топтыга ткнул Гната в плечо. - С тобой мы с любой бедой справимся.
От удара шофер едва не вылетел на дорогу вместе с дверью. Плечо заныло.
- Полегче ты, черт!!
- А, извини, не рассчитал.
Улочка становились уже. Гнат все замедлял ход: зеркала едва не цепляли стены. Когда они выехали к небольшой площади с фонтаном, машину пришлось остановить. Дальше ехать было невозможно. Нечего и думать, чтобы обогнуть сооружение на тягаче.
- Вылезаем. Дальше нам не проехать.
Шофер открыл дверь и спрыгнул на мостовую. Медведь подошел к нему, держа в руке ружье.
- Да брось ты его в кабину! - Гнат кивнул на машину. - Нам оружие тут вряд ли понадобится.
- Думаешь? - Топтыга в сомнении огляделся. - Вот выпрыгнет кто или дракон догонит?
- Дракону тут по улицам не пролететь и даже не пройти. Тушка его оранжевая пошире машины будет.
- Угу. - кивнул мишка, но только поудобнее перехватил оружие. - Да мне ж не тяжело, я понесу.
- Черт с тобой. Только разряди.
Они шли по пустынному городу молча, не хотелось нарушить тишину. Даже шептаться казалось почему-то неуместным.
Камни домов и мостовой разогрелись. От этого непонятней выглядели наглухо закрытые окна. Веселенькие шторки за неровными стеклами даже не колыхались. Вдобавок, из труб еще и струйки дыма поднимались, будто бы жители топили свои дома. От этого идущим по раскаленной мостовой казалось еще жарче.
Гнат вдруг вспомнил, что на подъезде городок и выглядел меньше, и трубы не дымили. И уж точно совершенно - даже минуту назад не ощущалось запаха дыма от горящего дерева.
Топтыга покрутил носом.
- Это чего горит-то?
- Дрова, похоже. Замерзли тут жители.
- Хм. Слабо верится. Да и в окне ни одна шторка не дернулась, чтобы на нас посмотреть.
- Тогда... - Гнат огляделся и приметил деревянную, с фигурными стеклянными вставками дверь поблизости. - Тогда — зайдем. И никого спрашивать не будем.
- А может того? Не надо заходить? Помнишь, мы Смерть встретили?
- Да ну тебя! Если боишься, то стой здесь.
- Не, ну, это... - зычный голос Топтыги от страха просел до сипения, он откашлялся, - я с тобой, в общем.
- Пошли. Дай-ка мне пушку?
- Это зачем? - подозрительно спросил медведь.
- Я стекло разобью, чтоб дверь открыть.
- А-а-а!
Но бить ничего не потребовалось. Дверь трехэтажного дома оказалась незапертой. Гнат шагнул в холл и встал, привыкая к темноте. Топтыга огляделся и шмыгнул следом.
По стенам висели канделябры с горящими свечами. В трепещущем свете лестница казалась чуточку живой и от этого пугающей.
- Ой!
- Чего? - Гнат резко обернулся, за промерзшими стеклами двери стояла ночь. Он подошел и приложил ладонь к полукруглому окошку, растапливая наледь. Там, снаружи была зимняя ночь. Мягкий снег кружился в свете фонарей. Гуляли парочки, дети катали друг друга на санках. Гнат дернул дверь на себя. В щель рванулся было ледяной ветер, но его тут же сменил жар раскаленной мостовой. Шофер прикрыл дверь увидел, как проплешину от ладони затягивает морозным узором.
- Ладно, пойдем наверх. Там, выше третьего этажа есть мансарда. Оттуда город можно рассмотреть.
Ошалевший Топтыга поплелся вслед за Гнатом.
В мансардной комнатушке было тепло. На столике ярко горела свеча, в сводчатом портале камина, отгороженный чугунной решеткой, жил огонь. Две узкие кровати у стен табуретки, шкаф и картины. Непонятные, меняющиеся. Краски то перемешивались, превращая содержание в хаос, то вдруг выстраивались в полное неведомого смысла, невоспринимаемое полотно.
Гнат подошел к огромному, чуть не во всю стену овальному окну с хитрым переплетом. За стеклом обитала ночь. Или просто длинный зимний вечер. Кружки света под фонарями то и дело ловили гуляющих и тут же их отпускали во тьму, в путь к следующему кругу. Снежинки словно светлячки кружились у стекол, сверкали, исчезали... Изредка по улице проезжали старинный автомобили, а то и лошадь легкой рысцой везла куда-то закрытый экипаж.
Время от времени резкий порыв ветра поднимал снег и задиристо кружил с ним по улице. Ветер заставлял людей кутаться и раскачивал вывески симпатичных кафе, вовсю рекламируя убежища от зимней стужи и тоски. Да и сами окошки заведений манили теплым светом. Почему-то захотелось услышать колокольчики.
Гнат никогда раньше не видел подобного места. Те города вдоль трасс, что потихоньку затягивала растительность, были мертвы. Да и выглядели они иначе: высокие здания, казалось, цеплявшиеся за облака, ржавый металл, стекло... Вряд ли там было уютно и раньше, а теперь уж вообще никак.
Упершись руками в переплет, Гнат долго пытался разглядеть то, что скрывали тьма и метель. И старания были вознаграждены. Пару раз выходила из-за туч распухшая луна и словно бы утихомиривался снег. И тогда серебристый свет позволял рассмотреть многое.
Город был большим. Ни один Контур, пусть даже и с прилегающими территориями, не мог с ним сравниться по площади. Невысокие здания, какие-то башенки... Крыши укутаны снегом. Город-мечта, застывший в каком-то давнем миге времени, не существующий, но манящий своей реальностью. Настоящий до ностальгии, более настоящий, нежели любой из бараков Контура.
На полке рядом с камином нашелся хлеб, запыленная и кособокая бутылка с вином и кусок колбасы. Тут же обнаружились и кружки. Гнат сервировал обнаруженной снедью стол и весело предложил.
- Топтыга, налетай!
Медведь недоверчиво посмотрел на еду и махнул лапой.
- Давай сам. Я лучше поваляюсь.
- Ну, смотри. А то и не останется.
- А...
После еды потянуло спать. Подложив под голову подушку, Гнат вдруг ощутил страх. Предыдущий опыт ночевки мог оказаться случайностью, неразведанным Контуром. А вдруг сейчас все получится так, как происходило со всеми много лет? Ужас, бессонница, смерть... Смерть. Надо же! С косой. А зачем ей коса? Интересно потрескивают в камине дрова. Что-то мирное, ласковое... А если....
Пробуждение сопровождалось холодным ветром. Он, не церемонясь, забирался к спящим под одеяла. Гнат поднялся и сел, стуча зубами. Оказалось, что кровати стоят не в мансарде, а почему-то на круглом, вымощенном камнем, пятачке, со всех сторон окруженном стеной с прямоугольными зубцами.
Топтыга в упор поглядел на человека, затем резко спрыгнул с кровати и, клацнув затвором, спросил.
- Тебе чего?
- Ты мне? - Гнат изумленно воззрился на медведя.
- Не тебе — ему! - Топтыга повел стволом.
Гнат обернулся и увидел существо, больше всего смахивающее на мухоловку. Оно оккупировало один из зубьев и внимательно рассматривала сверху площадку, время от времени сокращаясь, отчего сегменты хитинового панциря чуть слышно поскрипывали. Многочисленные лапы гигантского членистоногого находились в беспрестанном движении, словно им было тесно друг с другом. Многоножка выглядела изящной, даже грациозной, вот только темные мощные челюсти и четыре абсолютно черных глаза, расположенных в ряд, добавляли облику свирепости..
- Привет, Топтыга! - многоножка проскрежетал, будто кто-то провел ножом по стеклу. У Гната вдоль хребта побежали мурашки.
- И тебе, Гарик, тем же подавиться. - ответил медведь ледяным тоном.
- Злопамятный, значит? - довольно прищелкнул челюстями гость.
Вместо ответа медведь показал лапу, на которой топорщился нитками шов, а потом красноречиво перехватил ружье. Пуговицы глаз Топтыги блеснули яростью.
- Так ты ж сам виноват, дурень плюшевый. Напомнить, как дело было?
Гнат машинально отметил, что сейчас противный скрежет исчез. Даже мягкость в голосе какая-то появилась.
- Да я тебе... - угрожающе взревел медведь и подался вперед.
- Все, ладно, забыли, дело прошлое, - миролюбиво проговорил Гарик и добрых два десятка правых лап махнули медведю; одновременно, десяток левых указал в сторону Игнатия. - А почему вот он здесь?
- Гнат, шофер. - пожав плечами, представил напарника Топтыга. - Так мне было...
- Кто??
- Шофер, говорю. Гнат зовут. Ты глухой, что ли?
- Гнат, говоришь? Угу...
Плавно и стремительно, словно капля воды по гладкому пластику, Гарик переместился к человеку и наполовину приподнялся, опираясь на задние лапы. Топтыга щелкнул предохранителем.
Половинка оказалась ростом с Гната, и челюсти гигантской мухоловки очутились прямо перед носом. Вдобавок с них еще какие-то ошметки свисали по краям, словно Гарик только недавно отужинал каким-то ранее забредшим сюда неудачником. Неприятно зазубренные штуковины едва заметно шевелились. И не просто так, а явно угрожающе. Гнат вдруг совершенно четко осознал, что его молодая жизнь висит на волоске. Топтыга хоть и держал сейчас многоножку на мушке, но выстрелить так, чтобы не задеть человека плюшевому медведю вряд ли удастся. Да и челюсти голову отхватят быстрее, чем лапа на курок нажмет, в этом можно не сомневаться.
Гарик рассматривал человека не меньше минуты. Все четыре его бездонных глаза проникали, казалось, в самую душу. Затем сегменты тела сократились и многоножка чуть развернулась к медведю, наверное, чтобы видеть его одним глазом.
- Хм, а он ничего!
Топтыга с облегчением опустил ружье.
- Вкусный, похоже...
Медведь вскинул помповик, но Гарик скрежетнул, смеясь.
- Шучу!
- Вот ты щетка обувная все-таки. Все бы тебе...
- Да, нормальный парень. - перебил Гарик Топтыгу, а одна из ножек вдруг удлинилась и похлопала Гната по плечу. - Значит, будем дружить.
- Нужен ты кому тут! - огрызнулся медведь.
- Топтыга, нужен. И еще как! Ты, плюшевый, стрелять, может, и мастак, да вот во всем остальном — полный валенок. А я...
Гнат быстро сообразил, что два сварливых спорщика завязнут в разногласиях надолго. И перспектива замерзнуть стала вполне реальной. Это дело надо прекращать немедленно.
- Заткнитесь! - рявкнул парень. - Нам надо отсюда выбраться. И найти местечко потеплее.
Спорщики тут же умолкли и уставились на человека так, словно первый раз его увидели.
- Мооожет!! - с уважением потянул Гарик и забрался на стену.
Топтыгин и Гнат заглянули вниз. Башня оказалась высоченной! Редкие облака обтекали ее середину. Какие-то птицы, и те барражировали гораздо ниже площадки.
- Я сейчас!
Гарик шустро развернулся, перетек через зубцы и ринулся вниз по стене с неимоверной скоростью. Еще секунда - и он уже исчез под облаками.
"На алмазных мостах
Через черные канавы."
Аватара пользователя
asm
Site Admin
 
Сообщения: 5140
Зарегистрирован: 24 сен 2006, 23:37
Откуда: Out of Infinity

Re: Зонтик с прицепом

Сообщение asm » 07 апр 2017, 22:09

- Куда его понесло? - спросил Гнат у медведя.
Топтыга поставил ружье на предохранитель и пожал плечами.
- За какой-нибудь штукой, скорее всего. Чтоб помочь спуститься нам отсюда. Гарик, вообще-то, нормальный, только взбалмошный. А если берется помогать, то все сделает.
- Уже неплохо. А ты не в курсе, где мы очутились?
- Похоже на Наблюдательную башню. Только она поднимается выше облаков, вроде как, других не припомню. Вот только не знаю, как нас сюда занесло, но обычно тут бывают более...э-э-э ...крылатые.
- Птицы?
- Нуууу... и птицы тоже. Все, в общем, кроме тех, кто не умещается или не умеет летать. Дракону, например, тут не развернуться.
- Отлично!
Очень уж дракон Гнату не понравился, и повторная встреча была бы совсем некстати.
Медведь вздохнул и кивнул на зубец, на который со свистящим ревом опускалось нечто, смахивающее на внушительных размеров раскрашенную пружину со стрекозиными крыльями. Хищное существо, если судить по тому, как оно скалило острые зубы и громко шипело. Крючковатые когти на концах прозрачных крыльев внушали уважение. А когда «пружина» для устойчивости чуть распустила нижний виток, Гнат рассмотрел повнимательней. Существо больше всего походило на большую змею. Похожих змей вокруг Контура ползало немало, но летать они не умели. Да и размерами сильно уступали этой.
- Вот принесла нелегкая! - буркнул медведь. - Серпентаэры.
- Опасные?
- Скорее, непредсказуемые. Могут выйти из себя, если близко к ним подойти, и сами стараются держаться от всех подальше. Обычно стаей они летают. О! А вот и команда пожаловала.
Одна за другой с шумом прибывали крылатые рептилии и рассаживались на зубьях. Ото всюду слышалось шипение, словно серпентаэры о чем-то договаривались. Время от времени кто-то из них начинал стучать кончиком хвоста. Тогда с зубьев башни во все стороны летела каменная крошка.
«Прикидывают, как нас лучше сожрать» - подумалось почему-то Гнату, но медведь осторожно коснулся его плеча и шепнул.
- Похоже, Гарик их сюда пригнал. Они нас вниз помогут спустить.
- Но ты говорил, что они звереют, если к ним приблизиться?
- Этот хмырь многоногий — пилот. Знает, как с ними управляться. Думаю, он скоро сам объявится и все станет понятно.
- Хорошо бы. - буркнул Гнат, с тревогой рассматривающий копошащихся на стене зверюг.
Через полчаса через стену с трудом перевалил Гарик. Под внимательными взглядами змей, он втащил за собой мотки веревок и кожаных ремней.
- Упряжь и повозка. - шумно отдуваясь пояснил Гарик, свалив поклажу на камни. - Сейчас сделаем нам транспорт до земли.
- Угу. Или в землю.
- Да ну тебя, Топтыга, не каркай, а то накличешь! Помогай, лучше. А ты, шофер, стой тут, пока. Серпентаэры могут и закусить попытаться.
Медведь отдал Гнату ружье и присоединился к Гарику, раскладывающему веревки. Работали они в четыре руки настолько слажено, что даже змеи примолкли и только покачивались на хвостах, завороженно наблюдая за действом.
Посреди площадки вырастала конструкция, больше похожая на клетку. Сооружение выглядело вполне прочно и надежно, но как такое можно было сотворить из веревок, для Гната осталось загадкой. Никак не верилось, что вполне себе мягкие веревки могут как-то приобрести свойства твердых прутьев.
Когда все было готово, Гарик махнул лапами на клетку .
- Давайте-ка, ребята, полезайте. Теперь надо со змейками возиться, а они очень не любят, когда рядом чужаки толкутся
Едва Гнат и Топтыга залезли внутрь, как Гарик жутко заскрежетал и стремительно ринулся к ближайшему серпентаэру. Лапы крепко сжали тело змеи там, где из него росли крылья. Испуганная рептилия отпрянула было, крылья затрепетали, послышался нарастающий рев, но потом все стихло. Змей, удерживаемый Гариком, похоже, смирился со своей участью и только иногда вздрагивал, пока многоножка опутывала его хитрой упряжью. Остальные дали себя опутать гораздо спокойней. Видимо, тот, кого Гарик «запрягал» первым, был вожаком.
Когда уже все было закончено, серпентаэры начали раскачиваться, сжимая витки все плотнее. Змеи словно бы становились короче. Когда колебания тел стали походить на дрожь, Гарик резко гаркнул какое-то словно и потянул за ремешки. Змеи, резко распрямляясь, прыжком взмывали в воздух, на ходу «заводя» свои крылья. Упряжь резко натянулась и дернула клетку с такой силой, что медведя и человека прижало к сетке. Гарик протиснулся между прутьями, на ходу собирая многочисленные полоски кожи. Он настолько молниеносно распределял их по разным лапам и дергал, что Гнат никак не мог уследить за процессом. А уж сообразить, что там к чему...! Безусловно, в действиях многоножки была какая-то система, но понять ее не получалось. Но после того, как упряжка заложила вираж, Гната уже не интересовало ничего. К горлу подкатила тошнота, а начавшаяся раскачка клетки усугубила страдания до полной отключки от происходящего вокруг.
Но когда Гарик понемногу выравнял ход и выстроил стаю конусом - качания прекратились, а летающий экипаж начал спускаться к земле по плавной спирали. Гнату Сразу полегчало.
Гарик правил осторожно, едва заметно шевеля лапами. Серпентаэры отзывались на каждое движение возницы и действовали как единый организм.
- Лихо ты! - прокричал медведь, с трудом перекрывая гул змей и свист ветра.
- Да, есть такое дело. - громко ответил Гарик, не оборачиваясь. - Но смертельный, ведь, трюк, если так уж. Потому даже у нас немного Пилотов.
- А у нас был!
- Да, я помню. Косолапый. - Гарик чуть подтянул ремешки и стая пошла вниз немного круче. - Но ошибся.
- Это верно. - хмуро кивнул Топтыга.
Гнат рассматривал понемногу приближающуюся землю. Там, у подножия башни, виднелись какие-то домишки; узенькие дороги, по которым двигались повозки. Похоже, Гарик подыскивал место для посадки поближе к поселению. Скорее всего, уелью его было выкошенное поле. Последний заход прошел по сильно вытянутому полуэллипсу. Впереди показалось выбранное для посадки поле. Тогда Гарик шустро выбрался наружу и начал стремительно что-то делать с упряжью. Едва клетка оказалась над границей поля — многоногий пилот резко дернул за ремешки. В тот же миг «повозка» коснулась земли, и одновременно упряжь слетела с серпентаэров. Оставшаяся без тяги клетка мягко заскользила по покосу, быстро теряя скорость, и скоро остановилась.
Топтыга выбрался первым, Гнат выполз следом за ним.
- Как поездка? - весело спросил Гарик, сматывая упряжь.
- Здорово! - медведь завистливо вздохнул. - Мне бы так уметь!
Гната все еще покачивало, твердости в ногах не ощущалось. Но с голосом ему совладать все же удалось и ответить довольно ровно.
- Да, хорошо получилось! Мне понравилось!
- Правда? А ружье потеряли свое от удовольствия? - Гарик заскрежетал челюстями — смеялся.
Гнат покраснел. Только сейчас он сообразил, чего не хватает. Выходит, в какой-то момент, забывшись от волнения или накатывавшего волнами страха, он выпустил из рук дробовик.
- Ладно, не огорчайся. С непривычки бывает и хуже, поверь. - Гарик резко дернул один из прутьев и вся клетка тут же рассыпалась на отдельные веревочки. - Сходите тут к нашему спецу, он чего-нибудь придумает. Найдете легко: домик пристроен к башне, а рядом тележка железная стоит, зеленого цвета. Найдете, в общем. У парня в магазинчике много штук разных есть. Странный он только, вот как ты. Гарик ткнул одной из лапок в Гната.
- А чем я странный? - поинтересовался парень, но ответа не последовало: все внимание многоногого наездника поглотила упряжь.
- Занят Гарик. Давай лучше пойдем, а? - Топтыга мотнул головой в сторону башни. - Оружие нам так и так понадобиться. Есть ребята, с которым иначе и не договоришься.
- Пошли.
- Нет, ну а чего я странный-то?
- Да ты не обращай внимание. Ему люди всегда странными кажутся.
- Понятно.
Непонятно было, кто жил в этом поселении. Как по мановению волшебной палочки исчезли все повозки. Никто не ходил, все двери закрыты. Но за пришельцами явно следили. То колыхнется штора на окошке, то вдруг заскрипит, приоткрываясь, дверь. Наверное, тут не слишком доверяли визитерам, побаивались их. И не хотели лишний раз рисковать.
Найти домик труда не составило. В отличие от других, этот и вправду прилепился к самой башне. Повозка же, к удивлению Гната, оказалась древним пикапом. Такие грузовички попадались иногда, но с точки зрения шофера тягача, они напоминали игрушки. Что в таком повезешь?
На покосившейся двери, на разлохматившейся от времени веревке, висела массивная шестерня. Медведь от души шарахнул железкой по рассохшимся доскам. В ответ что-то заскрипело, дверь открылась и на пороге возник безголовый рыцарь в латах. Точнее, рыцарские латы без рыцаря: солнце свободно проникало через отверстие. Гнат ясно видел, что внутри доспехов никаких намеков на тело не было. Впрочем, это совершенно не мешало металлическим перчаткам удерживать внушительных размеров меч. Качаясь и отчаянно скрипя, «рыцарь» поднял оружие над местом, где большинство носит голову. Медведь на шаг отступил и подобрал с земли здоровенный булыжник.
- Какого черта вам тут надо? - послышался голос из-за спины «рыцаря». Звучал он так же скрипуче, как и с трудом сохраняющие равновесие доспехи.
- Мы к специалисту пришли. - громко ответил Гнат.
- К специалииисту? Ну, это вы ошиблись, ребята. Ищите его в другом месте, пока я не приказал моему Ланселоту вас в капусту покрошить.
- Да я твою железяку булыжником раскатаю в блин! - зарычал Топтыга.
- Тихо ты! - резко сказал напарнику Гнат и, обращаясь к скрывавшемуся в доме собеседнику спокойно произнес. - Гарик сказал, что спец...
- Гарик!? Он тут?
- Да, с упряжью возится на поле.
За доспехами послышалась возня и сопение.
- Ах ты ж кусок металлолома!! А ну с дороги! Эй, там, отойдите.
Гнат отбежал подальше. И вовремя. Послышался гул, словно кто-то от души ударил по жестяной крыше молотком, безголовая фигура покачнулась и с оглушительным грохотом рухнула, подняв тучу пыли. Лезвие меча зазвенело, ударившись о камни. Из проема выскочил толстый бородач, и, не удостоив гостей даже взглядом, пробежал по лежащим доспехам к пикапу. Человек рванул на себя дверь, лихо запрыгнул на сиденье и принялся терзать стартер. Громко хлопнуло, из трубы вырвался клуб черного дыма, но все же мотор быстро прокашлялся и затарахтел ровно. Затем что-то в недрах машины пронзительно захрустело и она рванула в сторону поля.
Управлять автомобилем человеку, похоже, не слишком удавалось: он пару раз зацепил ограды и, не сбавляя скорости, пропахал колесами чьи-то грядки.
Топтыга и Гнат переглянулись, думая об одном и том же: если у спеца и есть какое-то оружие, то оно наверняка окажется не самым обычным, мягко говоря. Изумит вряд ли - так или иначе, медведь родился тут, а человек уже попривык к разного рода чудесам, происходящим вокруг, но неординарность устройства наверняка потребует каких-то специфических знаний.
Минут через пять пикап примчался обратно. Хозяин дома с недовольным видом выбрался из кабины и от души хлопнул дверью.
- Ушел Гарик уже. Даже не заглянул, гад! - он мрачно взглянул на гостей и буркнул. - Чего надо-то?
- Да вот Гарик говорил... - начал было Гнат, но человек его оборвал.
- Короче!
- Оружие нужно! - рыкнул медведь.
Бородач хмыкнул и пнул мыском запыленного ботинка меч.
- Вот вам железяка. Берите этот Экскалибур и валите. Как раз вам по силам, если вдвоем будете махать.
Глаза медведя гневно сверкнули, он сделал шаг к человеку и приподнял лапы. Спец явно не был трусом: он подбоченился и посуровел, с вызовом глядя на противника. Гнат вышел перед Топтыгой, чтобы пресечь назревавшую драку.
- Гарик сказал, что нам можно у вас добыть оружие.
- Так и сказал: добыть? - бородач басовито расхохотался. - Нет, ребята, не добыть, а купить. Точнее - заработать. Иначе никак.
Гнат вспомнил, как ему пришлось пахать, чтобы заполучить собственную машину и потому решил, что препираться не стоит, только время зря уйдет. Он спросил.
- А что делать?
- Да овечек моих потренировать. Совсем застоялись без дела.
- Ты смеешься, парень? - медведю затея явно не казалась чем-то серьезным. - Чего им, показать, как шерсть отращивать? Так на моей шкуре она не растет.
- О, с шерстью у них все отлично. Им физические тренировки нужны, навыки кое-какие отработать.
- Да я...
- Топтыга, - похлопал медведя по лапе Гнат. - Нам нужно вооружится. Гарик явно знает о предстоящем нам путешествии гораздо больше, чем мы сами.
- Ладно, идем.
- Вот и отлично! - потер руки бородач. - Лезьте в кузов, сейчас в загон поедем.
- А вас как звать? - вежливо поинтересовался парень.
- Да как хочешь. Можешь Ониром, например.
- А меня...
- Это меня не интересует, - отмахнулся человек. - Вы двое — работники. Других сейчас у меня нет. Лезьте в кузов.
Гнат и Топтыга перелезли через борт и уселись на грязный пол. Пикап был старый, кое-где металл кузова проржавел насквозь. Довольно большие дыры проело время и вдоль левого борта. Пассажиры опасливо сдвинулись к правому. Но когда машина взревела и рванула с места, то сидящим в кузове уже стало не до дыр в полу. Они изо всех сил старались удержаться и не вылететь за борт.
Онир гнал, как безумный. Стадо каких-то лохматых разноцветных животных, похожих на больших собак, рванули из под колес. Одно, розового цвета с золотистым хвостом, замешкалось и покатилось по траве, издавая ржание. Мелькнули в воздухе копыта. Гнат мотнул головой на животных.
- Это кто был?
Топтыга коротко ответил.
- Пони!
- Что?
- Пони! Лошадки такие маленькие.
- Ясно.
Гнат кивнул, но на самом деле понятнее от объяснений не стало. Зачем они такие есть, эти пони, и откуда появились?
Путь до загона оказался неблизким. Пока пикап двигался по траве, сидящих в кузове сильно трясло. Но едва машина выбралась на грунтовую дорогу, как к тряске добавилась еще и пыль. Она поднималась клубами за задним бортом и время от времени накрывала Топтыгу и Гната облаком. У парня слезились глаза и на зубах скрипел песок. Топтыга же чихал и тер морду, для чего каждый раз отпускал какую-то торчащую из борта железку, рискуя вылететь.
Наконец, возникла ограда, и пикап резко затормозил у ворот. Онир выбрался из кабины и хлопнул дверью.
- Эй, работники, живы? Вылазьте
Гнат и Топтыга выбрались из кузова и подошли к своему «нанимателю». Тот оглядел запыленные фигуры, хмыкнул и махнул рукой, предлагая следовать за ним.
Открыв ворота, Онир выпустил своих новоиспеченных пастухов, вошел следом и опустил засов. А затем предупредил.
- Смотрите, чтобы ворота всегда были заперты. Вырвутся — бед натворят.
Овец не было видно, но бородач уверенно шел вперед. За небольшим холмом обнаружилась какая-то площадка, больше всего напоминающая полосу препятствий. Гнат вспомнил, что почти на такой же тренировались люди их Контура. Те, в чьи обязанности входила охрана территории и поддержание на ней порядка. Шоферу стало ужасно любопытно, что это за овцы такие, которым нужно подобное место для тренировок? Но Онир уже шел дальше, пришлось вопрос отложить напотом.
Овечки обнаружились на берегу небольшого ручья. Они разбрелись по полю и мирно щипали травку.
Онир указал на стадо.
- Вот ваши подопечные. Приведите их в форму.
- Ясно.
- Жить будете вооон там! - бородач махнул рукой в сторону покосившейся хижины. - Еду в мешке найдете, а вода — там, в ручье.
Гнат и Топтыга посмотрели на хижину. Даже с приличного расстояния было видно, что солома на крыше сильно поредела от времени.
- А она не рухнет?
- Подремонтируйте, если опасаетесь, но в принципе, она крепкая еще. И сама хижина довольно уютная. Никто не жаловался.
Медведь скривился, а Гнат тяжело вздохнул. Похоже, комфорта не будет. Что ж, тогда надо прояснить хотя бы рабочие моменты.
- Так как овец прыгать-то заставить? Бить?
- Их? Бить?? - Онир сперва удивился, но затем хмыкнул и задумчиво почесал бороду. - А что? Попробуйте. Только это... Не переусердствуйте. Как бы чего не вышло. В общем, оставляю вас с животными.
Пикап вскоре скрылся за завесой пыли, а Гнат с Топтыгой побрели к стаду.
- Плохая идея все таки! - медведь резким движение сорвал травинку и принялся зло ее терзать в своей пасти. - Надо было в дом ломиться, пока только чучело железное мешало. Скинули бы и сами все нашли.
- А, поздно жалеть. - махнул рукой Гнат. - К тому же, как мы определили бы, что оружие, а что просто украшение, например? Да и пользоваться, опять же. Слова, там, кнопки разные. Нет, лезть в дом было бессмысленно. Только договариваться, без вариантов.
- Тоже верно. - Топтыга отшвырнул изжеванный стебелек и рубанул лапой воздух. - Ладно, потрудимся.
С первого дня овцы невзлюбили своих пастухов. Пушистые и внешне милые создания оказались настоящими демонами. Попытка загнать их на полосу препятствий закончилась неудачей. Овцы разбегались в разные стороны и тут же, как и в чем не бывало, продолжали мирно пощипывать травку.
К концу первого дня ни одну овцу не удалось не только научить, но даже пригнать на площадку. Только дотащить. Но и тут животное умудрилось вырваться и убежать к своим. Солнце клонилось к закату. Ничего не добившись, медведь и человек в изнеможении рухнули на траву.
- Топтыга, а они спать где будут?
Медведь издал невнятный звук и отвернулся, разглядывая окрашенные закатом пики гор на горизонте.
Гнат тоскливо вздохнул: оружие, походу, не светит. При таких темпах им и за годы не управиться. Что ж, придется, возможно, идти так, без оружия. Завтра можно еще попробовать, конечно. Выспаться и попробовать.
Хижина, где разместились напарники, больше смахивала на переоборудованный хлев. Явно наспех сколоченные из досок нары у стен, стол, пара стульев.
В углу стоял, до краев наполненный какой-то малоаппетитной смесью, мешок. Наверное, еда.
- Давай за водой, пока совсем не стемнело, а я нам постели приготовлю.- пробурчал медведь. - А то и спать, и есть хочется.
Взяв с подоконника свечку в глиняном подсвечнике, Топтыга поставил ее на стол и принялся шарить по полкам в поисках спичек. Коробок обнаружился почему-то на стуле. Медведь зажег свечу. Правда, от света хижина не стала выглядеть уютней, но зато теперь можно было избежать столкновений с массивной мебелью.
Гнат подхватил с лавки у входа два помятых ведра и отправился к ручью. Солнце почти совсем скрылось, на землю стремительно надвигалась тьма. Шофер зачерпнул воду и отправился было в обратный путь, но остановился, как вкопанный.
Овцы светились! Стадо окутывало бледно-розовое сияние: переливчатое, неяркое. Оно удивительным образом успокаивало, баюкало. Свет завораживал, на него было нельзя не смотреть. Очарованный зрелищем Гнат поставил ведра на траву и стал подыскивать себе местечко, где можно было свернуться калачиком и немного подремать.
Свечение приближалось: стадо подходило ближе. Похоже, овцы собирались осуществить относительно человека какой-то свой план. Гнат с сонной улыбкой наблюдал за животными и даже помахал им. Заметив движение овцы моментально остановились. Вперед протолкалась самая большая, встала боком к стаду и засветилась ярче других. И тогда остальные стали через нее прыгать. Бесшумно, через равные интервалы, мягко светящиеся звезды взмывали чуть не к ночному небу, и абсолютно бесшумно приземлялись за сияющей сестрой. Поневоле Гнат следил а полетом каждой, невольно считая прыжки.
- … девять, десять, одиннадцать...
Дрема быстро одолела человека. Он закрыл глаза и попытался устроиться поудобней, но поджимая под себя ноги случайно задел ведро. Ледяная вода промочила одежду, сон улетучился. Овцы, почти замкнувшие кольцо вокруг спящего, моментально разбежались. Гнат вскочил на ноги. Вокруг сгустилась темнота, над головой сияли крупные звезды. Он подхватил ведро и стал подниматься к хижине, ориентируясь на светлое пятнышко окна.
Забежав внутрь хижины, Гнат захлопнул дверь и запер ее на массивный засов. Похоже, кто-то его соорудил неспроста. Возможно, что милым травоядным иногда надоедала диета из травы и они несколько разнообразили меню. Кто их знает?
От шума проснулся Топтыга.
- Тебя за смертью посылать! - проворчал он и спросил. - А второе-то ведро где?
- Там! - коротко ответил Гнат, мотнув головой в сторону ручья. - Овечки меня усыпили.
- Усыпили?!- Топтыга зачем-то оглянулся в окно.
- Угу.
- Дела... Ладно, пожрем и на боковую. А завтра разберемся с нашими одуванчиками, черт бы их!
За дверью послышалось блеяние и осторожное постукивание. Гнат побледнел и кивнул на дверь.
- Похоже, овечки пожаловали. Видимо, не спится им без меня никак.
Топтыга шумно выдохнул и поднялся.
- Сейчас я им устрою разгон!
- Мне кажется - не стоит.
Словно в подтверждение этих слов, на дверь обрушился град ударов, от которых затряслись стены. Друзья вскочили, подыскивая что-то, годящееся на оружие, но все стихло так же внезапно, как и началось.
- Уф! Надо все же перекусить и на боковую.
Но Гнату уже перехотелось есть.
- Пойду я лучше спать, пожалуй. Ты уж один как-нибудь.
- Как знаешь. А меня чего-то жор разобрал. Ты давай, иди. На завтраке догонишь. Ты там вот что: я постелил сено на кровати наши и ворох оставил в ногах. Ежели чего — добавь.
- Хорошо! Спокойной ночи!
- И тебе того же.
Гнат улегся. Медведь не пожалел сена — получилось довольно мягко. Дух сушеных трав кружил голову. Но стоило закрыть глаза, как давешние овечки начинали замыкать кольцо. Тогда Гнат попытался представить, как мерзавки прыгают через заборчик. Он считал только когда овечка оказывалась над препятствием.
- ...десять, одиннадцать, двенадцать...
И человек провалился в сон.
"На алмазных мостах
Через черные канавы."
Аватара пользователя
asm
Site Admin
 
Сообщения: 5140
Зарегистрирован: 24 сен 2006, 23:37
Откуда: Out of Infinity

Re: Зонтик с прицепом

Сообщение nizercat » 09 апр 2017, 01:03

:D А спец то кроликов разводил :good:
Старшой я.
nizercat
 
Сообщения: 709
Зарегистрирован: 05 апр 2012, 00:37
Откуда: Вологда

Re: Зонтик с прицепом

Сообщение asm » 22 апр 2017, 13:49

Пусть странные и беспокойные, но на этот раз видения совсем не были ужасными. Неизвестный пустынный город, со вполне целенькими зданиями... Куда-то спешащие, пестро одетые, люди. Иногда кто-нибудь из бесконечного людского потока поднимался в воздух и уносился к небу.
Сон вывел Гната на какую-то серую бетонную набережную. По реке двигались диковинные большие лодки, а на разогретом бетонном парапете сидели юнцы с удочками. Казалось, они ловили кусочки рассыпающегося в воде солнца.
Одна из лодок завернула в узкий проток и причалила к пристани-лестнице. С борта на ступеньки легко порхнула загорелая девушка в шортах и свободной рубахе. Ветер давно и безнадежно спутал ее выгоревшие на солнце волосы, но незнакомке, «прическа» удивительно подходила.
Гнат зачем-то шел к девушке. Он был совсем рядом, когда вдруг заметил, что вода в реке и каналах стремительно поднимается. Парень оглянулся на мальчишек. Те совершенно спокойно, даже с какой-то нарочитой ленцой, сматывали свои удилища. И когда вода совсем уже подобралась к парапету, один за другим принялись взлетать в небо. Когда изумленный Гнат снова взглянул на девушку, та уже парила в воздухе и, улыбаясь, призывно махала ему рукой. Ошибки не было, красотка совершенного точно смотрела на шофера. Но ему осталось только развести руками и отрицательно покачать головой показывая, что не умеет летать.
Вода уже перехлестнула через парапет. Гнат рванулся к вделанной в стену металлической лестнице и принялся быстро подниматься по ржавым прутьям.
Ладони саднило, руки ныли. Гнат остановился, чтоб немного передохнуть и посмотрел вниз.
Вода прибывала невероятно быстро: вот-вот настигнет! Он глянул вверх: скоро конец лестницы и выход на крышу.
Снова гонка. Ладони уже потеряли чувствительность, дыхание хрипом вырывалось из груди, но казалось, что крыша только удаляется.
Лестница закончилась, когда вода уже коснулась наг. Поднявшись на последнюю ступеньку Гнат увидел, что за стеной вовсе не было крыши, только узенькая полоса кладки и пропасть. Он шагнул на площадочку шириной с ладонь.
Вода все сильнее перехлестывала через край, мощный поток с шумом и грохотом исчезал в бездне. Неожиданно поднялся и окреп ветер. Он поднимался по спирали, волоча с собой какой-то мусор, и швырялся им в человека, и так с трудом балансирующего на краю.
Балансировать становилось все труднее. Гнат подумал, что надо прыгать в воду и плыть подальше от стены и бездны, но вода не позволила осуществить этот план. Он вдруг толкнула в спину мощной волной.
Судорожно растопырив руки, Гнат падал в сырую мглу. В ушах выл ветер. Внезапно перед собой он увидел ту самую девушку, что звала за собой. Она что-то кричала, но расслышать ее голос в таком шуме не получалось. Тогда она заложила вираж, сблизилась настолько, что волосы щекотали Гнату нос, и крикнула на ухо.
- Лети!
Он хотел было ее спросить как, но незнакомка уже пропала, оставив парня в одиночестве.
Попытка махать руками оказалась совершенно бесполезной. Набегающий поток просто развернул парня и падение даже вроде как ускорилось.
Бездна, похоже, была вовсе не бездной. Гнату удалось расслышать шум падающей воды. Надо что-то сделать, чтобы не разбиться. И быстро! До дга не так уж и далеко.
Лететь... Легко сказать! Как? Может, она не знает, что люди не умеют летать?
Шум с каждой секундой становился все ближе. Это подстегнуло разум. Теперь уже с быстротой молнии вспыхивали и рассыпались идеи.
И вдруг какая-то мимолетная, прозрачная, почти невесомая мысль заставила потеплеть кончики пальцев. Глаза уже различали внизу бешено пенившуюся круговерть воды, готовой разметать неосторожного на куски, но теперь она была не опасна. Понимание затопило, заполнило кажую клеточку организма: не надо усилий, не надо физических действий
Возникло знание и сразу за ним пришло ощущение полета. Так просто лететь, оказывается!
Вода внизу бушевала, словно перемалывая сама себя, она грохотала, вбирая все новые потоки, низвергающиеся с огромной высоты.
Гнат не торопился улетать. Он больше не ощущал страха, а парил над водой, вбирая в себя мощь, ощущая неистовый восторг от ярости стихии. И только когда радости уже негде стало умещаться, Гнат начал подъем. Он неторопливо двигался по спирали к голубому небу, по пути играя с налетающим ветром, кувыркаясь во влажных порывах. А когда поднялся над стеной, то увидел, что вода пошла на убыль.
Девушка подлетела к Гнату, взяла его за руку, улыбнулась и спросила.
- Ты давно не летал, да?
- Я впервые сегодня полетел!
Девушка удивилась.
- Но как же у тебя получился тогда подъем?
- Что?
Девушка насупилась, голос ее огрубел. Она тряхнула парня за плечо и рявкнула.
- Подъем!
Гнат открыл глаза: у койки стоял Топтыга.
- Вот ты, блин! Я не успел...
- Потом успеешь. Давай перекусим и за работу!
Подниматься не хотелось, тянуло снова закрыть глаза и очутиться в том сне, выяснить у собеседницы ее имя.
Гнат подосадовал на себя, что не догадался спросить, как зовут девушку. Чтобы окончательно проснуться, он зачерпнул горсть воды из ведра и плеснул себе в лицо. Неожиданно полегчало.
- Иди, пожуй. - буркнул медведь. - Опилки, конечно, но на безрыбье...
На самом деле, смесь из мешка оказалась не показалась Гнату такой уж плохой. Разбавленная водой, она напоминала по вкусу молоко, смешанное с чем-то сладким. Так или иначе, но голод субстанция утоляла неплохо - хватило одной чашки.
На этот раз овечки встретили своих «инструкторов» насторожено. Точнее, насторожено они смотрели на Гната, медведь им почему-то не внушал никаких опасений.
- Топтыга, я их сейчас погоню, а ты поглядывай, чтоб они не разбредались.
- Давай, попробуем.
Гнат двинулся к ручью, затем резко повернулся и пошел прямо на стадо. Овцы испуганно заблеяли и принялись медленно отступать к полосе препятствий. Гнат прибавил шагу. Животные не выдержали и потрусили на холм. Топтыга сообразил, что главное — направлять первых и бежал во главе стада, время от времени легкими толчкми возвращал вожаков на нужный курс.
На этот раз дело пошло куда лучше. Раз за разом овцы бегали по бревну, прыгали с помоста на помост и пролезали в узенькие кольца. Вот с барьером получалось все еще не очень. Прыгала только дюжина, остальное стадо уныло наблюдала, за взмывающими над препятствие белоснежные комки шерсти.
К вечеру медведь и человек едва доползли до хижины и поужинали. Сон без всяких овец уже подкрадывался к Гнату. И тут он понял ключевой момент и окликнул медведя.
- Топтыга!
- А! - медведь рывком вскочил с кровати и приготовился к бою, оглядывая сонным взглядом помещение. Затем опустил лапы и обиженно спросил. - Эй, ты чего? Я только засыпать начал, а ты...
- Топтыга, нам надо, засыпая, считать овец. Чем больше насчитаем, тем покладистей они будут.
- Думаешь?
- Уверен. Я вчера совсем немного насчитал. Двенадцать, если точнее, И столько же сегодня перепрыгивали барьер. Давай поделим стадо и начнем пересчет.
- А сколько у нас в стаде животных вообще, ты, случаем, не в посчитал?
- Неее, - потянул Гнат. - У меня ничего не получилось днем .
- Ладно, сколько сможем, столько и насчитаем. Только у меня много не выйдет, пожалуй.
- У меня, похоже, тоже,- признался парень. - Ну, поехали?
- Добро!
Гнат вздохнул, устроился поудобней, закрыл глаза и принялся тщательно считать взлетающих над барьером овец. Но так и не заметил, на каком номере отрубился.
На этот раз сновидения если и были, то моментально выветрились, едва парень открыл глаза. Медведь уже проснулся и, покряхтывая, умывался.
Гнат посмотрел в окно. Сегодня солнца не было видно и пахло сыростью. Похоже, где-то недалеко шел дождик, а сегодня он был бы совсем некстати.
- Доброе утро, Топтыга!
- Салют!
- Много насчитал?
Медведь потряс лапами и стер капли воды с морды. Затем уселлся перед чашкой с едой и виновато посмотрел на Гната.
- Да, вот, не очень получилось у меня сосчитать. Смотрел их, смотрел... И все.
- Что ж, - вздохнул Гнат. - Сколько есть — столько есть. Я тоже не шибко продвинулся. Сегодня и узнаем, если дождя не будет.
- Дождя?? - Топтыга даже отставил завтрак — С чего ты взял, что тут бывает дождь?
- Дак, сырость, вот... И сумрачно.
- А, не обращай внимания. Это ветер балуется. Налетает с городов, когда там много воды и все заволакиевает.
Гнат искоса посмотрел на медведя — тот говорил так, словно все происходящее было само собой разумеющимся.
Топтыга перехватил взгляд и насупился.
- Чего косишься-то? Ветер как ветер. Влажный только.
Но когда они вышли, то Гнат ощутил этот самый «ветер как ветер». Он оказался средней силы ураганом. Ветрюга сбивал с ног, покачивал смерчи и играл с облаками: комкал, растягивал, закручивал в спирали, создавал какие-то абстрактные скульптуры.
- Топтыга! - заорал, стараясь перекрыть рев ветра, Гнат. - Пойдем в хижину.
- А?
- Вернемся!!
Медведь отрицательно помотал головой и махнул лапой в сторону пастбища.
- Надо делать, раз взялись.
Наверное, и вправду надо, что-то бло за этим упорством. А иначе не объяснить, почему нужно двигаться к воде, над которой покачивался торнадо.
Похоже, именно из-за вихря пахло дождем. Непонятным оставалось теперь только одно: как при таком ветре овечки не страшились творящегося у них под носом безобразия и преспокойно щипали травку?
Медведь ушел довольно далеко вперед. Гнату, чтобы догнать товарища, пришлось так сильно наклониться, тараня ветер головой, что вперед и не поглядеть толком. А если и получалось, то к ушам тут же ползли слезы.
Однако, едва напарники оказались на пастбище, как ветер утих. От неожиданности Гнат влетел головой в спину медведя. Тот охнул и рухнул в траву.
- Извини, Топтыга, я не специально.
- Уф, да понял я.
- А чего тут безветрие?
- Ха! Дружище, ветру тоже надо где-то отдыхать, а то и прикорнуть. Бывает, что воет он, а заснуть не может. Значит, наверняка считает вот этих самых овечек. Представь, чего с ветром станет, если овцы разбегутся из-за его же развлечений?
- Теперь понятно, - поднял руку Гнат. - Можешь не продолжать. Будем тогда тренировать подопечных?
На этот раз, новоявленным пастухам досталось гонять полосе препятствий больше половины стада. Не то, чтоб они оказались покладистыми, однако все же усвоили принцип тренировок.
Вскоре возникла необходимость в очередности: две овцы одновременно влезли в глиняной тоннель и застряли. Пришлось выковыривать незадачливых животных, а это оказалось весьма непросто.
Да, ветра на самой площадке не было — зато он свирепствовал вокруг. И все же, не смотря на ураганные порывы хулигана, Гарик ухитрился сходить к реке и вернуться с двумя комками красной глины.
- Это зачем? - Топтыга с недоумением рассматривал комья.
- Пометим наших четвероногих бойцов за дело сна, чтоб знать, кого мы уже видели, а к кому стоит присмотреться.
Овец-то они пометили, но и сами измазались с ног до головы. К сожалению, о том, чтобы пойти ополоснуться после работы, сегодня не могло быть и речи. В тоге, после всех трудов и борьбы с ветром, сил хватило только на то, чтобы доползти до хижины.
Внутри помещения прекрасно ощущалось неистовство ветра. Стеклышки дребезжали и, похоже, готовы были вот-вот вывалиться. Из щелей дуло и завывало на разные голоса. Гнат опасался за соломенную крышу и полез на чердак, чтоб проверить ее состояние, но оказался в абсолютной тишине. Наверное, крыша была для ветра таким же табу, как и стадо.
О причинах гадать не хотелось — слишком клонило в сон. Особенно тут, в тишине.
- Топтыга, ползи сюда.
- Чего еще?
- Тут ветра нет, тихо.
Медведь забрался на чердак и рухнул на охапку соломы.
- Отлично!
- Ага. Не забудь посчитать сегодня. Только гони тех, которые без пятен.
- Черт, попытаюсь.
На этот раз Гнат сумел преодолеть рубеж в два десятка овец. Помеченные красным животные угрюмо толклись на площадке — прыгали новички. Двадцать было совершенно точно, а вот сколько точно...
Перед Гнатом стоял человек с ножом. Злое небритое лицо, свирепый оскал. Под ногами — решетка из ржавых рифленых прутьев. Гнат был безоружен, но совершенно не опасался человека. Но тот кружил пригнувшись, перекидывая оружие из руки в руку и не сводил глаз с шофера. В какой-то момент, когда человеку показалось, что Гнат отвлекся, сделал выпад. Но клинок не встретил на своем пути плоти. Потеряв равновесие, нападавший едва не рухнул в лестничный проем.
- Осторожно, дружище! - участливо предупредил Гнат.
- Издеваешься? - прорычал человек и без предупреждения атаковал снова. Естественно, безрезультатно.
- Нет, зачем? Просто тут довольно опасно.
Человек в сердцах швырнул нож в Гната — тот и не думал не уворачиваться. Клинок со звоном ударился о стену и, громыхнув по решетке, ухнул в пропасть. Человек махнул рукой, перелез через ограждение и прыгнул. Гнат перегнулся через перила на краю площадки, силясь разглядеть хоть что-то, но впустую - мешали облака. Лестничный марш тоже терялся во влажной дымке.
Гнат подошел к стене и приложил к ней руку. Из под ладони повалил дым, возникло яркое свечение по контуру, и кирпич начал плавиться. Рука уходила все глубже, скоро скрылось из виду запястье. Отверстие теряло форму, оплывало. Расплав капал на прутья решетки, шипел и разбрызгивал искры. Рука ушла в стену по плечо, кирпич плавился все интенсивней. Вскоре стена растеклась настолько, что Гнат смог шагнуть в помещение. И восходящий поток воздуха тут же вознес человека к верхнему краю стен и выше, к голубому небу. Внизу был город. Белый, старый и, похоже, нежилой... Но полюбоваться виадуками и зданиями толком не удалось: ветер, что забросил Гната чуть не к облакам, резко ослабел и тело, подчиняясь силе тяжести, стало быстро набирать скорость.
Человек падал. На этот раз совсем не в недра непонятного строения, а на какую-то площадь. И она становилась все больше и больше. Глаза слезились, дышать становилось нечем.
Чтобы хоть как-то притормозить падение, Гнат судорожно растопырил руки и ноги. Это не слишком помогло. Встреча с землей произойдет вот-вот и никаких шансов...
- Лететь! - крикнул Гнат земле и ветру. - Черт, мне же надо просто лететь!
Он тут же вспомнил, что такое полет, ощутил покалывание в кончиках пальцев. И тут же на спину словно опустился большой тяжелый мешок. Это падение слишком резко перешло в парение. Невысоко начался полет, где-то на уровне черепичных крыш, но это оказалось в самый раз.
Для верности Гнат попытался управлять своим телом. Для этого требовалось только ощущать маневр, который совершаешь.
Медленный полет над улицами успокаивал. Мощеные светлым камнем, они вились меж белых домов. Кое-какие здания стояли разрушенными, и было видно, что это потрудилось вовсе не время. Да и на стихию не похоже. Некоторые проломы в стенах оказались проплавленными, словно кто-то проходил сквозь них так же, как это недавно проделал Гнат.
Чтобы убедиться в этом, пришлось сменить режим движения. Гнат спланировал на мостовую и пошел пешком к ближайшему пролому.
В каменной стене дыру и правда проплавили - ладонь скользила по стекловидной массе, стирая пыль. В помещении, похоже, возник пожар: по полу были разбросаны головешки. Гнат взял палку побольше и попытался разгрести мусор и вдруг увидел блеск металла. Прямоугольная увесистая коробка, с застежками и замком, была украшена своеобразным орнаментом. Какие-то вьющиеся растения с резными листьями, тонюсенькими усиками, похожими на пружинки. Гнату показалось, что они шевелились. Он провел пальцем по рисунку. Замок щелкнул, коробока загудела и посреди комнаты встал столб света. Там, в этом свете, стоял какой-то человек, закутанный в кусок ткани. Он кивнул и взревел.
- Вставай,черт! Долго мне тебя еще будить?! Спускайся.
Гнат открыл глаза и чихнул. Сквозь прорехи в крыше проникало солнце.
Разыскав шаткую лесенку, он начал спуск.
- Иду, Топтыга, иду!
- Идет он... Работать уже пора идти, а ты не завтракал.
- Я без воды эту хрень проглотить-то не смогу. Так что, пошли.
- Как знаешь.
Топтыга выбрался из-за стола и они отправились на пастбище. Там, у воды, Гнат смог наскоро перекусить, а потом они погнали овец на полосу препятствий.
На этот раз получилось почти идеально. Животные преодолевали тоннели, перепрыгивали рвы, и проходили по канату. Через барьер, разумеется, тоже прыгали. Только теперь это представляло некоторую опасность: от мерно взлетавших над препятствием овец потянуло в сон. А вот этого делать не стоило. Медведь уснул, и Гнат, наверное, задремал, потому что когда очнулся, то увидел, как овцы окружили. Морды угрюмые, злобные. Но самое страшное - над головой Топтыги было занесено с добрый десяток копыт. И явно не для того, чтобы погладить плюшевого мишку.
Гнат вскочил на ноги и потряс медведя за плечо. Тот недоуменно огляделся.
- Ты чего?
Овцы отбежали подальше и, как ни в чем не бывало, продолжили выполнять упражнения.
Гнат рассказал о произошедшем. Топтыга оглядел тренирующееся стадо и покачал головой.
- Даже не вериться.
- Давай лучше заканчивать. У нас тут всего только парочка не может прыгнуть. Надо им помочь, а потом трясти Онира и убираться из этих краев подальше.
- Ты прав. У меня и идея есть, как помочь.
Медведь подошел к жмущимся в сторонке овцам, поднял одну и от души швырнул через барьер.
Послышалось удаляющееся «бе-е-е». Вторую Топтыга пнул под зад и та тоже совершила свой первый прыжок, но только молча.
- Ну вот, дело сделано. Пора идти.
Гнат огляделся и увидел, что их опять начинает окружать стадо. Теперь овечки выглядели не просто злобными — они буквально дымились от гнева.
- Не идти, - вполголоса проговорил Гнат, кивая на животных. - Бежать как можно быстрее!
Они рванули в стремительно сужающийся проход.
- К хижине! Там закроемся! - на ходу проревел Топтыга.
- К ограде лучше! Они через нее не перемахнут.- задыхаясь крикнул Гнат.
- Давай!
Позади слышался топот копыт — овцы не отставали, а ограда оставалась все еще недосягаемой.
Гнат боялся оглянуться: если сейчас не удержаться и упасть, то живым отсюда будет не выбраться. Он видел, как Топтыга споткнулся и уже собрался помочь другу, но тот все же удержался на ногах.
Топот был совсем близко, когда медведь и человек сходу перемахнули за невысокое ограждение.
- Эй, работнички! - раздался басовитый голос Онира. - Тормозите: овцы дальше не пойдут.
Топтыга и Гнат тут же перешли на шаг и, тяжело дыша, рухнули в траву. Бородач развернулся и остановил свой пикап рядом с ними. Парню, похоже, было весело.
- Ну, как? Пинки помогли?
- Иди... ты … к черту! - проговорил медведь, пытаясь успокоить дыхание. - Мог … бы... предупредить!
- Да не ворчи! - отмахнулся Онир. - Лезьте в кузов, бродяги, вы свою работу выполнили. Теперь пришла пора расплатиться.
Едва Топтыга и Гнат устроились на ржавом полу кзова, как машина с ревом рванула с места.
На этот раз гонка по пересеченной местности не показалась такой уж долгой. Как-то подозрительно быстро пикап доехал до башни и затормозил у двери с висящей шестерней. Онир выбрался из кабины и призывно махнул рукой.
- Пошли!
Медведь и Гнат спрыгнули на землю, переглянулись и неожиданно для сами себя рассмеялись. Вскоре он уже хохотали до слез, от всей души. Онир, остановившийся в дверях, недоуменно наблюдал за смеющейся парочкой. Но друзьям было не до него. Они ощущали, как исчезает, растворяется скопившееся напряжение, испаряются страхи и неуверенность. И от смеха им становилось хорошо и спокойно.
"На алмазных мостах
Через черные канавы."
Аватара пользователя
asm
Site Admin
 
Сообщения: 5140
Зарегистрирован: 24 сен 2006, 23:37
Откуда: Out of Infinity

Re: Зонтик с прицепом

Сообщение asm » 26 апр 2017, 19:52

Если что, я не бросил и продолжу, как только будет возможность. Хотя полное ощущение, что я кормлю в аквариуме поисковых ботов, но все же. А пока у меня не хватает нервов и сил. Надо защищать свое жилище от реновационных атак мэрии. :(
"На алмазных мостах
Через черные канавы."
Аватара пользователя
asm
Site Admin
 
Сообщения: 5140
Зарегистрирован: 24 сен 2006, 23:37
Откуда: Out of Infinity

Re: Зонтик с прицепом

Сообщение nizercat » 27 апр 2017, 20:28

asm писал(а):Если что, я не бросил и продолжу, как только будет возможность. Хотя полное ощущение, что я кормлю в аквариуме поисковых ботов, но все же. А пока у меня не хватает нервов и сил. Надо защищать свое жилище от реновационных атак мэрии. :(

Это которое в МСК? И кто такие боты?
Старшой я.
nizercat
 
Сообщения: 709
Зарегистрирован: 05 апр 2012, 00:37
Откуда: Вологда

Re: Зонтик с прицепом

Сообщение asm » 28 апр 2017, 00:44

В МСК, конечно. В другой стране такие штучки никто не устраивает. А если кто и попытается, то его отправят к психиатру, сперва. Признают нормальным - в тюрьму за нарушение всех возможных законов и прав граждан.
А боты - это программки такие, считывающие содержание сайта для поисковика, которому они принадлежат. Они "читают" тексты и накручивают счетчики. Люди появляются тут редко. В принципе, форум давно уже устарел, как форма общения. Есть разные программульки, которые гораздо удобнее. Я теперь использую его в качестве площадки для графоманской своей части. А Борисыч постит свое рукоделие иногда. Форумы вымерли, в общем-то. Эволюция. :)
"На алмазных мостах
Через черные канавы."
Аватара пользователя
asm
Site Admin
 
Сообщения: 5140
Зарегистрирован: 24 сен 2006, 23:37
Откуда: Out of Infinity

Re: Зонтик с прицепом

Сообщение asm » 01 май 2017, 23:55

На этот раз никакие латы на порог не вышли. Видимо, Ланселот появлялся в дверях только в отсутствие хозяина, и сейчас железный истукан тихонько скрежетал, ссутулившись в углу. Почему-то скрипящий рыцарь вызывал жалость.
- Располагайтесь. Сейчас чего-нибудь перекусим и займемся делами. Топтыга, а ты лучше в кресло у камина садись - там места больше.
Медведь осторожно опустился в глубокое кресло, Гнат уселся на тяжелый резной стул.
Вскоре в комнату неторопливо вплыл поднос, уставленные разнообразной снедью. Из пола, как раз между креслом и стулом, появился стол. Точнее, в воздухе зависла невесть откуда взявшаяся столешница. Гнат не поверил своим глазам. Он уркдкой заглянул под нее и даже незаметно поводил рукой, чтобы убедиться в отсутствии опоры.
Поднос опустился на стол. Вскоре подошел Онир с еще одним подносом, на котором стояли чашки и большая миска с маленькими булочками.
- Сломался, вишь! - пояснил бородач, расставляя чашки. - Обидно, когда мелочевка подводит.
Гнат только кивнул. Он уже набил рот деликатесами и при всем желании не смог бы ответить. Да и Топтыга не отставал от напарника.
Онир хмыкнул.
- Вы там голодными сидели, что ли? Вроде бы целый мешок там стоял, я сам притаскивал.
Гнат, наконец, проглотил еду и сказал.
- Там какая-то штука была непонятная. Но она... Как-то даже и вкусная, но...
- ...но бесформенная и сухая, - закончил за Гната Онир. - А, между прочим, вы едите абсолютно то же самое, что и там. Все из этих самых цветов и приготовлено.
- Из цветов?
- Угу. А чего тебя так удивляет? В НАШИХ краях, - он очень выразительно посмотрел на Гната. - большинство растений — цветы. Сейчас с урожайностью, конечно, хуже, но их все равно больше, чем любой другой пищи.
- Я понял.
- Это хорошо, если понял. А то получится, что зря овец теребил, да еще оружие вам...
- Вот-вот! - оживился медведь. - Кстати об оплате.
- А что «вот-вот»? Тебе бы только пострелять. Видел я, как вы дракона гоняли?
- Мы-ы-ы? Да он нас сам гонял, едва не сжег!
- Ясно. Только мне потом ездить пришлось, мотор ему восстанавливать. Хорошо, что не заклинил, а то совсем бы Оранжулька захирел. Куда ему без движка? Драконов-то и не осталось почти. Раньше они чаще единорогов встречались, а ведь когда-то... Эх! Пони эти глупые плодятся только, как грибы, хоть котлеты из них крути.
Гнат несколько смущенно кашлянул и спросил.
- А как же с драконом справляться? Вдруг опять нападет?
- На, изучай!
Онир, ехидно улыбаясь, достал откуда-то из тени моток проволоки и протянул Гнату. Тот недоуменно принялся рассматривать предмет, затем положил на стол и отхлебнул из чашки ароматное питье и в упор посмотрел на бородача.
- Спасибо! А у вас есть какая-нибудь книжка?
- Зачем тебе книжка? - удивился Онир — просто используй фантазию. Делай из проволоки то, что тебе нужно. Хочешь — автомобиль, хочешь — уздечку для драконов.
- Я попробую, но...
- Вот и пробуй! - отрезал бородач. - Работай ручками поживей.
Через некоторое время Гнат выяснил, что никакими волшебными свойствами проволока не обладает и его бессовестно надувают, считая полным идиотом. Ни наскоро сделанный прямоугольник из проволоки не стал ничем, ни треугольник, ни круг. Все изделия обладали теми же свойствами, что и проволока.
Гнат почувствовал себя жертвой скверного розыгрыша: после возни с овечками-людоедами получить моток проволоки было почему-то обидно. Не оружие ж никакое, а так, насмешка.
Медведь поглядел на моток и тоже насупился. Его, наверное, обуревали те же чувства.
Онир засмеялся.
- Ребята, хорош дуться! Это не оружие. Но, если честно, и оно может им быть. Дай-ка сюда...
Он требовательно протянул руку за мотком, Гнат, пожав плечами, отдал требуемое. Молниеносным движением Онир смотал вместе обе руки парня. Тот успел только охнуть, когда проволока врезалась в кожу на запястьях.
- Вот так, например, можно использовать.
Онир снял петлю. Гнат тут же принялся растирать проступившие красные рубцы, тихонько поругивая мучителя. Бородач смотал проволоку и вложил моток в руку парню.
- Придержи до поры. И когда однажды тебе на загривок наступит отчаяние, вынь и посмотри на эту штуку.
- Угу.
- Вот теперь оружие.
Протянув руку в темноту, Онир выволок на свет какую-то не слишком обычную щетку. Из прикрепленного к короткому, плотно обмотанному грязными тряпками древку, круга торчала редкая щетина, а к противоположному концу прикручена грубо изготовленная пистолетная рукоятка.
- На, стрелок! - Онир протянул метлу Топтыге. Тот недоверчиво взял вещь и принялся ее рассматривать.
- Тоже шутка? - медведь подозрительно взглянул на хозяина дома.
- Слушай, ты так ей не размахивай! Держи излучателем вниз.
- Чем?
- Щеткой. Она же излучатель. Я тебе покажу потом, как оно стреляет. Сейчас уберу все и пойдем учится.
Топтыга поставил метлу на пол и угрюмо засопел. Гнату тоже не слишком нравилось происходящее. Пока хозяин дома прибирался, напарники хмуро переглядвались. Впрочем, пауза не слишком затянулась, минут через пять Онир завершил хозяйственные дела и сообщил.
- Идем сейчас в тир. Он немного... м-м-м... не здесь, придется прогуляться. Старайтесь не отставать, а то много времени уйдет на розыски.
Топтыга с Гнатом поднялись, ожидая, что Онир пойдет к двери, но тот встал на пороге кухни, откинул завесу и поманил их за собой. Переглянувшись, медведь и человек пошли на зов.
Вблизи завеса оказалась плотным клубящимся туманом. И не было за ней никакой кухни — только мгла. Холодная, влажноватая и настораживающая. Медведь покрепче сжал метлу, чтоб можно было ей действовать хотя бы как дубиной, а Гнат подкинул в руке моток проволоки, прикидывая вес. В качестве камня поработает, если что.
- Онир! - окликнул Топтыга.
- Не ори — услышат. Я тут.
- Куда идти-то? - понизил голос почти до шепота медведь.
- За мной.
- Так ни зги ж не видно! Ты бы фонарик взял, что ли...
- На перегоне много голодных хищников толчется. Их полно разных, даже таких, кто предпочитает плюш человечине. Ты лучше прислушивайся, чтоб среагировать.
Гнат моментально покрылся испариной и даже порадовался, что вокруг так темно — никто не увидит, как он боится.
Теперь, после предупреждения, слух у парня здорово обострился. От услышал шуршание лап медведя и скрипение обуви Онира. Вообще, звуки во тьме перегона оказались многочисленны и все как один представлялись опасными. То воображение рисовало чьи-то острые когти, то окровавленные клыки, то мягкую поступь подкрадывающегося хищника...
Они двигались долго. Гнату показалось, что путь бесконечен или, во всяком случае, он длиннее любого другого, по которому доводилось шагать.
Выход оказался столь же неожиданным, как и вход. Вся компания буквально вывалилась из ледяной мглы прямо в жаркий солнечный день. За спиной осталась стена какого-то здания и открытая дверь, где колыхалась белая занавеска. Никаких следов темного тоннеля.
- Уф! - выдохнул медведь. - Ну и прогулка, доложу я вам.
- А что случилось? - обернулся Онир. Получилось как-то очень быстро, словно он ожидал подобного вопроса.
- Страшно. - лаконично ответил медведь.
Бородач перевел взгляд на Гната.
- Угу. - подтвердил тот и виновато пожал плечами.
- Отлично! - неожиданно просиял Онир, словно узнал хорошие новости. - Теперь у вас нужный настрой. Топтыга, держи за рукоять эту штуку. Теперь целься излучателем...метлой вон в ту стену. И держи крепко оружие. Готов?
- Да! - просипел медведь.
- А теперь... - Онир не договорил. Из стены, куда была нацелена щетка, вырвалось кошмарное существо, и помчалось прямо на них. У него были когтистые мощные лапы, а на клыках болтались ошметки окровавленной плоти. Это был сборник всех самых страшных кошмаров, которые представлял себе в темноте перегона Гнат.
Существо прыгнуло и наверняка бы покрыло расстояние до стоящих, но в тот же миг щетина метлы заискрила, а затем с ворсинок сорвались крохотные, раскаленные добела шарики и полетели в сторону существа. Попадая в адское создание они взрывались с сухим треском. В воздухе запахло грозой. Существо задымилось, упало, съежилось… И пропало!
- Отлично! - кивнул Онир, хлопнув медведя по спине. - Великолепное попадание! Вот так оно и стреляет, оружие это.
Медведь не заметил похвалы, он внимательно изучал метлу, а затем с сомнением в голосе произнес .
- Но я ведь ничего не нажимал...
- Сила твоего страха активировала оружие. - пояснил Онир и добавил, словно знание устройства «метлы» было очевидным каждому. - Это же усы дракона!
- Ах, да! Это же все объясняет. - с явным сарказмом откликнулся медведь. - Я дома храню охапку таких штуковин.
- Елки-палки! - озадаченный бородач перевел взгляд с Топтыги на Гната. - И ты тоже не знаешь?
- Откуда? Я ж не местный.
- А, ну, да... Я совсем забыл. Понимаете, друзья мои, усы дракона — такая штука, которая воспламеняет дыхание рептилии. Огонь возникает только тогда, когда дракону это нужно. Шаровые молнии поджигают смесь. Если же нет их, то и огня нет. Это, конечно, если дракон через огонь не дунет. Тут хоть бойся, хоть нет — никакой разницы. Не суть. Но мысленная команда дракона, включающая излучатель, по своим характеристикам сходна с той, что возникает во время сильного испуга, хотя сам дракон плюется огнем и в режиме атаки. Но результат от этого не меняется. Когда Топтыга испугался кошмара, то сгенерировал нужную команду. Произошел выстрел.
- Сильно! А как усы для оружия надергали и не поджарились?
- Так они вместе со шкурой слезают при каждой линьке. Надо только собрать их в тот момент, когда шкура совсем свежая. А чтоб не пересохли, достаточно иногда опускать излучатель в питательный бульон и дать рукоятке как следует промокнуть, тогда усы надолго останутся рабочими. Кстати, тряпка — кусок шкуры.
Топтыга внимательно рассмотрел щетинки.
- Значит, им нужен только мой страх для выстрела. Жаль. В случае опасности не всегда боишься.
Онир нагнулся, поднял камушек и подкинул его на ладони. Затем хмыкнул, поднял еще два, примерно таких же по величине, и принялся подкидывать их так, чтобы в руке все время оставался только один. Жонглировать у него получалось легко и непринужденно. Гнат и Топтыга недоуменно смотрели на представление. Онир поймал камушки в ладонь, протянул их медведю и попросил.
- Повтори.
Тот попытался. Но больше одного камня в воздух так и не поднялось. Да и он падал на землю в тот момент, когда медведь подбрасывал второй.
- Еще пробуй. - жестко скомандовал Онир.
Каждая следующая попытка заканчивалась так же, как и предыдущая.
- Колдун! - буркнул медведь и вернул камни бородачу. Тот передал камни Гнату.
- На. Теперь ты.
Гнат сперва рассмотрел камушки — на первый взгляд, они казались вполне обыкновенными. Самая, что ни на есть, галька. А с бросками получалось чуть лучше, чем у медведя: только третий так и не успевал взлетать в воздух, а падал на землю в компании с первыми двумя.
- Чччерт!
Парень собрал камни и в сердцах зашвырнул их подальше. Бестолку все! Наверное, прав Топтыга: бородатый хмырь — самый настоящий колдун.
- Да не старайтесь, не получиться. И не колдовал я вовсе. Просто тренировка постоянная нужна, изо дня в день, и тогда камни станут послушными. Ну, такой наглядный урок. Ты, Топтыга, все время тренируйся контролировать свой страх. Вызывать и рассеивать инстинктивно - быстрее, чем думаешь. И тогда сможешь прекрасно управляться с драконовыми усами.
- Понял уж. - буркнул медведь.
- Онир, а по самому дракону эти усы как сработают? Будет от них толк? - спросил после минутного раздумья Гнат.
- Ни малейшего! Да! И не вздумайте стрелять по дракону, особенно со сторон морды. Чешую вам не пробить в любом случае, а если заряд угодит в выдох, то и пикнуть не успеете, как прожаритесь. Вот, кстати, потому и тренироваться надо. Ты ж боялся дракона, Топтыга?
- А то!
- Вот!
Онир назидательно воздел указательный палец.
- Эх, а жаль! - вздохнул Гнат. - что ни говори, дракон — угроза.
- Вы драконов-то поаккуратней, не трогайте. Нет их почти. Раньше из дома-то, бывало, выходить с опаской приходилось: сперва глядишь на небо. Может, облака тень отбрасывают, а может и стая. И по сторонам, конечно. Если черный плащ и косу блестящую видел — из дома ни шагу. Смерть тогда частенько со стаей бродила, работы у нее мнооого было.
Медведь машинально взгляну в небо.
- А куда драконы делись-то? Им неба не хватало или гномы истребили?
- Да гномов уже давно никто не видел. Драконы пропали и они куда-то ушли. - Онир потеребил бороду и грустно продолжил - Сильно все тут раскачалось, вот что я вам скажу. И овечки мои от рук отбились, опять же. А поголовье серпентаэров увеличилось, но им и жрать почти нечего. Пони, разве что, так они противные на вкус. Да много чего. Меняется мир наш, вот что.
Темные глаза затуманились было, как случается, если погрузиться воспоминания, но Онир тряхнул головой и снова стал деловитым.
- Так, с тобой, Топтыга, все. Теперь ты, Гнат.
- Чего?
- Как чего? Идем тебе подбирать что-то полезное, чем ты себя не покалечишь. Не проволокой же ты будешь обороняться.
На самом деле, тир оказался большим поселком. Похоже, это и был поселок, только тут давно никто не жил. Очень давно.
Попадались упавшие двери, уже почти скрытые травой, а черные провал обдавали идущих запахами навек поселившейся в домах сыростью. Из некоторых рам выпали стекла, и полуистлевшие занавески покачивали грязной бахромой, повинуясь ленивому ветерку.
Гнат украдкой заглянул окно, увидел внутри какие-то серевшие в сумраке вещи и поежился. Ему почему-то казалось, что жители не покинули свои дома, а умерли там же.
- Некоторые так и умерли в своих домах. - словно подслушав мысли Гната, сказал Онир. - Я потом их хоронил за околицей. Отвозил на пикапе и хоронил.
- А от чего они умерли?
- Кто знает… Дурное тут место, вот что. Говорят, тысячеглазы Смерть обидели.
- Тысячеглазы?
- Да, они могли видеть чуть ли не все, что происходило одновременно в разных местах и помогали. Хорошие были.
- А чем эти самые тысячеглазы Смерть обидели? Подсматривали?
- И не обидели вовсе. - раздался совсем рядом знакомый голос.
Друзья обернулись: позади них стояла Смерть и неторопливо протирала косу пучком травы, придирчиво разглядывая лезвие после каждого прохода.
- Не обидели, а попросили. Жить им стало невмоготу. Когда-то, в обмен на бессмертие, они отковали мне косу, добавляя в металл печали и радости. Хорошая штука! Вжик — и ниточка обрезана. - для убедительности, Смерть махнула косой. - Великолепная балансировка! Совершенно не устаешь совсем, когда большая жатва. Ножом с тех пор пользоваться ни разу не пришлось.
- А чего им не жилось? - осторожно спросил Онир.
- Бессмертие — жизнь без потомков.
- Это такое правило?
- Какие уж тут правила. - существо сложило руки на косе и уместило на них скрытый во тьме капюшона подбородок. - Бессмертие получили те, кто дарил косу, таков был мой уговор с Судьбой, да и невозможно таким инструментом обрезать ниточки создателей. Их печали и радости.... А, не важно, в общем. Но дети-то рождались обычными, смертными. И получилось, что родители пережили не только своих детей, но и внуков, правнуков. Дальние потомки стали люто ненавидеть своих предков, по понятным причинам. Начались бесконечные войны, в которых побеждали те, кто не мог умереть. Вот только потомков было много, и предки раз за разом отстраивали свои жилища, уничтоженные набегами, возрождать урожаи, бороться с болезнями. Ведь боль, голод и холод бессмертные продолжали ощущать, даже если они ничем им не грозили. И душевных мук тоже никто не в силах отменить. Однажды, когда очередной раз сгорел их город, тысячеглазы захотели исправить ситуацию, пришли и предложили мне новый инструмент взамен косы — меч, откованный из спиралей времени. Таким можно было не только отрезать ниточки, но и восстанавливать их. Чтоб, вроде как, когда придет время умирать потомкам, можно сразу их оживить.
- А такое возможно?
- Да. - кивнула Смерть, выпрямляясь. - Вполне. Но только если предрешено. Вот тогда ниточка срастается сразу, как только лезвие косы ее рассечет. Но обманывая Судьбу, можно нарушить равновесие. Мне-то, по правде говоря, показалось сперва, что идея хорошая. Только ничего не вышло толком, а бед…
Смерть помолчала немного, словно вновь переживала те давние, по-видимому, события, а потом продолжила.
- И вот, узнав о том, что ничего не выйдет, тысячеглазы попросили их вновь сделать смертными. А такую вещь как раз это с помощью меча удалось устроить.
- И вы … вы их убили?
- Я не убиваю. - сурово прогудел голос из капюшона. - Я забираю жизнь.
- И вы забрали их...жизни?
- Да. Точно так же, как ты, Гнат, теперь заберешь меч.
- Это почему это? - отшатнулся парень.
- Не стоит со мной спорить. Со мной и Судьбой — поверь на слово. Вот! - что-то сверкнуло и в земле остался торчать изрядно поржавевший железный посох с резной деревянной верхушкой. Витая резьба уходила куда-то под деревянный же набалдашник в виде миниатюрного черепа.
- А как им пользоваться? - наконец смог задать вопрос ошеломленный Гнат — Я же не...не умею резать ниточки.
- Тебе не нужно заниматься моей работой, я пока, как говорят, с ней и сам неплохо управляюсь. Это вполне эффективное оружие против всего, что может угрожать. Меч, конечно, делался под меня, но если ты, Гнат, сможешь отнестись к угрозе с пониманием, уважением и жалостью в нужных пропорциях, то все сработает как надо.
- А ничего нажимать, там, или говорить заклинания?
- Нет, ничего такого. Научись понимать, вот и вся инструкция. Счастливо!
Гнат взялся за рукоять и выдернул посох из земли.
- Эй, а как научиться-то?
Но Смерть не ответила, по своему обыкновению, резко развернулась и пошла куда-то в поля. Совершенно неуловимо, словно абсолютно презрев расстояния, она через считанные мгновения оказалась далеко. А вскоре едва различимая серая точка совсем пропала.
Онир с ужасом посмотрел на Гната, когда тот взмахнул железякой, а медведь аж присел, словно опасаясь удара. Но ничего не произошло.
- Похоже, не работает. Что ж, зато приличной дубинкой может послужить.
- Подозреваю, что работает, скорее всего, - возразил Онир. - Только надо условия соблюсти. У тебя они пожестче, чем у Топтыги буду. Попробуй на камне хотя бы. Вооон на том.
- Но он не угрожает же.
- Сейчас чего-нибудь придумаем.
Пожав плечами, Гнат подошел к здоровенному валуну. Тот вдруг зашатался, стряхнул с себя мусор и завис на уровне головы парня. Несколько секунд каменюка оставался неподвижным, затем покачнулся, угрожающе накренился и ринулся в атаку на человека. Гнат не успел толком отскочить, шершавый бок задел плечо. Удар железной палки ожидаемо не причинил никакого вреда булыжнику. Она со звоном отскочила, при этом ладонь пронзила боль отдачи. Камень пролетел дальше, затем развернулся и ринулся в очередную атаку. Гнат приготовился увернуться, пытаясь нащупать в своих ощущениях ключ к формуле срабатывания оружия. Уважения хватало, угрозы тоже. Понимание? Что-то теплилось, на совсем чуть-чуть. Скорее, превалировало раздражение на бородатого недотепу, заставившего камень летать. Ну и жалости, конечно, никакой.
Как ни странно, спас положение Онир. Он казался испуганным и обескураженным.
- Я просто разбудил камень и не смогу его остановить. Ты оказался ближе всех. Вероятно, его кто-то здорово обидел и он напал на тебя. Уходи, беги! Топтыга попробует его уничтожить, но ты на линии огня.
И вдруг Гнат осознал, что несчастный камень провалялся на земле неизвестно сколько веков. Его ругали, спотыкаясь. Его использовали как наковальню, ставили на него ноги, сидели… Да мало ли! Он ненавидит не только людей, но и жизнь вообще. Тяжелый, бесконечно древний и...несчастный.
По металлической палке пробежали голубые искры, вдоль протянулась тонюсенькая, невыносимо белая нить. Гнат выставил посох, перед собой, крепко удерживая рукоять. Атакующий в лоб булыжник уже набрал приличную скорость. Возможно поэтому, когда он ударился о меч, то развалился на две половинки. Разновеликие части, дымясь, покатились по траве. Нить пропала. Гнат подошел к одному куску и присел возле него на корточки, положив рядом палку. На срезе виднелась неправильной формы пещерка, внутри которой сверкали и переливались кристаллики. Их было множество. Гнат коснулся рукой горячей поверхности, вздохнул, взял посох и поднялся.
- Чистая работа! - чуть завистливо сказал Топтыга.
Онир покачал головой.
- Тяжело тебе придется. Я-то приготовил тебе штучку попроще, но, как говорят, оружие тебя находит, а не ты его.
Гнат неопределенно кивнул, рассматривая посох, а затем улыбнулся.
- Смотрите-ка, а ржавчина пропала!
Железная часть теперь была темной и слегка поблескивала.
- Ладно, пора прощаться, бродяги. Мне пора домой, а ваш путь там. - Онир махнул рукой куда-то в сторону далеких гор, едва различимых в голубоватой дымке. - Стоит поторопиться. О вас уже знают те, кому очень хочется сохранить все как есть.
- Кто они?
- Узнаете.
- Но… - начал было Топтыга, однако Онир шагнул вбок и пропал.
- Ладно, идем. Тут нам нечего делать.
- Идем. А то солнце скоро сядет. Надо бы местечко для ночевки поискать.
- Тоже верно.
И хотя кругом была степь, друзья предчувствовали, что для них отыщется уютный уголок.
"На алмазных мостах
Через черные канавы."
Аватара пользователя
asm
Site Admin
 
Сообщения: 5140
Зарегистрирован: 24 сен 2006, 23:37
Откуда: Out of Infinity

Re: Зонтик с прицепом

Сообщение nizercat » 07 май 2017, 22:24

Тема смерти всегда очень неоднозначная, этот вариант с бессмертием и потомками невероятно тяжел. Зацепило :wink:
Старшой я.
nizercat
 
Сообщения: 709
Зарегистрирован: 05 апр 2012, 00:37
Откуда: Вологда

Re: Зонтик с прицепом

Сообщение asm » 24 май 2017, 21:42

Уже почти стемнело, а ноги уже гудели от усталости, когда друзья увидели домик.
Строение возникло из ниоткуда, как когда-то город. Вряд ли он тут стоял раньше. Скорее всего, домик возник только что именно для них — для Гната и Топтыги.
В маленьком окошке приглашающе горела свеча. Гнат подошел к массивной двери и постучал. Никто не ответил. Он постучал вторично, но по ту сторону все оставалось так же тихо. Тогда парень потянул за ручку и дверь со скрипом отворилась.
Никто их не встречал. Да и по всему было видно, что у дома не было постоянных хозяев, хотя гости тут появлялись частенько: на потемневших досках пола выделялись более светлые «дорожки». В маленьком помещении не так уж много проходов и потому, своеобразные тропки получались сами собой. Стол, как заметил Гнат, тоже недавно протирали. В общем, много намеков на жильцов, что обитали тут совсем недавно.
На протянутой над одной из кроватей веревке висело какое-то тряпье. Наверное, прежние хозяева собирались за ним вернуться, но не срослось. Лишь подойдя поближе, Гнат понял, что не белье тут развешено вовсе, а какие-то оторванные от разных тканей лоскутки. Может, постояльцы привязывали их на память?
- Топтыга, посмотри! - Гнат указал на своеобразную гирлянду. - У вас так принято?
- Неа. Так уж точно не делают в домах. Разве что такие лоскутки привязывают заблудившиеся в зарослях, чтобы кругами не ходить.
- Да? - парень задумчиво пошевелил рукой тряпочки. - Ладно, завтра снов в путь. Предлагаю как следует выспаться.
- Давай.
Задув свечу, Гнат улегся на мягкую кровать. Он все еще опасался сновидений, но в глубине души росла уверенность, то никаких кошмаров, которые могут убить, больше не привидится.
Сон уже явно бродил рядом: едва Гнат закрыл глаза, как его тут же подхватило упавшее время. Оно зазвенело, располосовало реальность на десятки призм, сквозь которые мир стал выглядеть совсем иначе. А потом все окружающее собралось воедино, в осязаемую, но иную реальность.
Старая мятая бочка в кустах у дороги. Она пряталась между ветками так, что сходу и не разглядеть. Серый металл уже давно потерял весь блеск, а растения, похоже, давно считали артефакт своим.
Продравшись сквозь колючие ветки, Гнат заглянул внутрь тары, но не увидел дна. Только когда случайный луч пробился сквозь листву, удалось разглядеть, что внизу поблескивает вода. Бочка скрывала глубокий колодец.
Иногда свет причудливо отражался от волнующейся почему-то поверхности и тогда можно было рассмотреть кое-какие подробности. Например, что стены колодца сложены из красного кирпича. Кладка к низу становилась, похоже, шире, превращаясь в свод над озером. А подземное озеро часто, а скорее и всегда, хранит какие-то страшные тайны. Это уж наверняка, раз вокруг бочки растут деревья с колючками длинной в ладонь, и сооружение не обнаружишь из-за буйной зелени.
Откуда-то пришло ощущение, что никому не добраться до этого колодца вовсе не из-за листьев и шипов. Скорее всего, он не для всех и не каждый день появляется.
Неожиданно, снизу донесся плач. Гнат не услышал в нем ни жалобных ноток, ни мольб о помощи. Плач и все. Холодный, привычный, рабочий какой-то, будто некто составляет звуковой портрет абсолютной безнадежности. И этот плач звал. Настолько силен оказался призыв, что Гнат и не заметил, как перегнулся через край. Но когда осталось только переместить точку равновесия и отправится туда, в плещущиеся воды забытья, в руку глубоко врезался невесть как там оказавшийся зазубренный кусок металла. Парень очнулся и отпрянул. Ему стало не по себе. Он даже оглянулся: не мелькает ли где серый выцветший плащ и не блеснет ли коса старого знакомого? Но вокруг были только шипастые кусты.
Гнат отступил на шаг и оказался доме. Сквозь маленькое запотевшее окошко проникала серая предрассветная муть. Медведь тихонько похрапывал. Да и дом не молчал, полнился едва заметными звуками. Скрипело, шуршало, похрустывало беспрерывно и ото всюду. Гнату показалось, что если научиться понимать этот странный язык звуков, то можно услышать немало интереснейших историй.
Как он очутился у печки в доме — Гнат так и не понял. Наверное, в беспамятстве бежал от колодца. Ладонь саднило, она вся была в пятнах крови. Видимо, тот, спасший его рассудок край, оказался довольно острым. Что ж, похоже, в те места больше не стоит соваться. Но душа не слушалась голоса разума, ее одолевало любопытство. Тайна не отпускала, пробирая до дрожи и мурашек.
И Гнат снова отправился к бочке. Откуда-то на поясе взялась веревка, в руке поскрипывал фонарик, с живущим за стеклом мерцающим огоньком свечи.
То, что теперь была с собой веревка - успокаивало. Совсем не улыбалось идти на зов и, в итоге, если вдруг не спасет бочка, нырнуть в ледяной мрак. А так можно обвязаться и спокойно смотреть вниз. Хотя кто знает, насколько мгла жаждал заполучить человека? Может, край бочки как раз веревку и перережет.
Но колодец исчез. Видать, ощущения не обманули: колодец и в самом деле существовал не всегда. Бочка валялась на боку в кустах, словно ждала сборщиков металлолома и никаких следов, кроме его, Гната, там не оказалось. Тайна, похоже, решила, что человек недостоин ее. И от этого, как ни странно, сразу полегчало. Правду сказать, облегчение несколько разбавилось разочарованием, но зато уже не тянуло в опасную пропасть взбесившееся любопытство.
Но чуть позже, совершенно неожиданно, в душе колыхнулся страх. И даже самый настоящий ужас! Не такой, что охватывает человека, спящего вне Контура, а разумный, бьющий влет...
Гнат очнулся и дрожащей рукой оттер пот со лба. В окно уже заглянуло любопытное солнце, и все ночные страхи испарялись вместе остатками воспоминаний о сне.
Топтыга заворочался и сонно взглянул на Гната.
- Ты уже встал? Доброе утро.
- Доброе.
- Ты чего бледный такой?
- Да сон немного жутковатый приснился. Неприятно как-то.
- Бывает. Ты водички попей — полегчает. Вон там в ведре стоит, под полкой.
Гнат послушно отправился в указанное место, взял ковшик и зачерпнул воды. Но едва губы уловили ледяную прохладу, парень очнулся, тряхнул головой и поставил ковш рядом с ведром.
- Ты принес?
- С чего бы? - медведь пожал плечами. - Тут она была. Я думал, что ты утром сбегал.
- Да я не представляю даже, где эту самую воду набирать тут.
Топтыга резко сел и с ужасом уставился на ведро.
- Дом обреченных... - прошептал он.
- Что?
- Мы попали в Дом обреченных. И я пил воду!
Медведя трясло так, словно он выпил не воду, а отвар из бледных поганок. Гнат взял ковш и подошел было к напарнику, но тот резким ударом выбил емкость из рук парня.
- Нельзя!! Я уже пил здесь, а значит, мне придется платить, иначе не уйти. Буду всегда сюда возвращаться, даже если уйду очень далеко. Как ходить кругами... Вот они и отмечены там, на веревке. Кто-то до нас пытался отсюда уйти и раз за разом возвращался. - медведь принялся считать лоскуты.
- Чем платить?
- Историями
- Давай вместе расскажем и уйдем. К тому же, с нас никто ничего и не требует вовсе.
- Дом берет плату с того, кто должен платить. У тебя не примет.
- Пусть так, но я же не пил и смогу тебя увести.
Медведь отрицательно помотал головой.
- Тебе придется идти одному. Отсюда мне предстоит уйти только вместе с нашим знакомым в сером плаще. Ведь пока я буду отдавать долг, мне придется снова пить и есть. И снова платить за чертово гостеприимство. Дом обреченных потому так и называется, что...
Топтыга сел на кровать, обхватил голову лапами и смолк, уставившись в пол. Похоже, действительно — тупик. Или Гнату придется идти одному, а для этого бросить здесь друга, или как-то выкручиваться вместе.
Вместе! Набрав ковш воды, Гнат сделал солидный глоток.
- Нет! Зачем?? Ох ты ж... Ты теперь тоже здесь пленник.
- Нельзя тебя оставлять здесь, неправильно. Да и знаешь, вдвоем у нас есть шансы выбраться, пусть и небольшие. А поодиночке — ни одного. И потому, давай-ка пожуем как следует и попробуем отправиться в путь. Не кажется мне, что Дом хочет нам зла.
- Он и не хочет. Просто берет плату.
- Отлично! Пойдем тогда?
- Мы вернемся. Точнее, Дом нас вернет.
- И что теперь? Сидеть здесь до смерти? Пойдем, попробуем. Вернет, так вернет.
Медведь поднялся и взял свою «щетку» подмышку.
- Мне чего-то в глотку ничего не лезет от всего этого. Пойдем.
Гнат прихватил из горшочка на полке какие-то вкусно пахнувшие комочки, которые он обнаружил чуть раньше, и выпил еще воды. Медведь только коротко вздохнул.
- Ну, идем?
Посох теперь уже не казался тяжелым, он, как бы, стал «по руке», приспособился к новому владельцу. Может, конечно, и показалось, но ощущение было именно таким. Сегодня идти получалось гораздо легче, нежели накануне.
Оглянувшись, Гнат не обнаружил строения. Вокруг была степь. От этого стало как-то полегче.
- Топтыга, с водой и едой я понял, а, вот, плату за ночлег как? Ведь крыша над головой его, Дома?
- Он снами берет, говорят. Вроде как, ты поспал и этого достаточно.
- Да, тут все попроще. А возвращает как?
Медведь пожал плечами.
- Увидим...
Закидывая на ходу в рот вкусные и, похоже, питательные шарики, Гнат пытался сообразить, каким образом Дом может вернуть ушедших. Не притянет же он их, как магнитом? Да и расстояние серьезное. Уже точно несколько километров отмахали. Жаль только, что глазу тут не за что зацепиться, чтоб определить скорость движения. Гнат оглянулся, но и позади расстилалось разнотравье. Пусто. Никаких домов. Видать, Топтыга ошибся.
Когда стало совсем невмоготу идти, они сделали привал. Высокие травы скрыли горизонт живой зеленой стеной с разноцветной окантовкой поверху. От этого почему-то стало легче. От предложенной еды медведь отказался, Гнат же перекусил остатками. Парень очень жалел, что не прихватил с собой воду. Сейчас напиться было бы весьма кстати.
В высокой траве и цветах отдыхать получалось очень здорово. Беспрерывно меняющие друг друга оттенки запаха степи умиротворяли. Хотелось заснуть и проспать до вечера, а не топать неизвестно куда.
Пересилив растекшуюся по телу лень, Гнат поднялся и встал, опираясь на посох.
- Вставай, Топтыга!
Медведь с кряхтением поднялся. Ему, видимо, тоже не слишком улыбалось идти в неизвестность. Гнат оглянулся и обомлел: позади них стоял Дом! Внешне другой, не тот, от которого они ушли, хотя чем-то похожий. Топтыга увидел его и со стоном опустился в траву.
- Мы опять там, откуда начали поход.
- Но этот же другой и … -начал было Гнат, но медведь перебил друга.
- Он всегда другой, иначе бы в него никто не заходил. Но это Дом обреченных.
- Тогда пойдем внутрь?
- Пиявка проклятая!
Топтыга вдруг вскочил, вскинул оружие и выстрелил. Разряды хлестнули по двери, растекся и рассыпался искрами, но не оставил на ней ни царапинки.
- Бестолку. - медведь опустил «щетку».
- Ладно, не переживай раньше времени. Сейчас поедим, попьем и подумаем.
- И увеличим долг...
- Да и черт с ним. Все равно, не отстанет.
Дверь приглашающе открылась, будто дом был заранее уверен, что постояльцы никуда не денутся. Медведь и человек шагнули внутрь.
Обстановка выглядела иначе, новее, светлее. Единственное, что не поменялось — веревочка с висевшими на ней лоскутами. Значит, она принадлежала этому дому в любом его воплощении, а тот, кто повесил, отмечал на ней количество входов. Или еще что-то...
- Пиявка проклятая... - угрюмо повторил Топтыга, швырнул оружие в угол и уселся за стол.
- Зря ты так. Может, сможем уйти.
- Ты это нашему другу в сером потом расскажешь, когда он нас навестит.
- Думаю, мы успеем раньше уйти.
- Это хорошо, что думаешь.
Гнат принес с полки еду и принялся неторопливо пережевывать хлопья, запивая их водой. Он заметил, что вкус изменился: теперь они смахивали на жаренные котлеты. Медведь грустно смотрел на друга и покачивал головой. Гнат ткнул пальцем в хлопья.
- Чего ты? Ешь! Загнешься от голода — никому лучше не станет.
- Да чего-о аппетита нет. Хотя, наверное, ты и прав.
Зачерпнув горсть, Топтыга принялся меланхолично жевать.
За окошком уже стемнело. Как-то незаметно, сама собой загорелась свеча. Гнат ощутил, как усталость навалилась всем переживаниями дня и настойчиво зовет спать.
- Пойду я ложиться, Топтыга. Утро нам чего-нибудь прояснит.
- Да что оно прояснит-то? - махнул лапой медведь. - Что было, то и будет. Ну да ладно, пойдем.
То ли Дом так влиял, то ли усталость, а может и все вместе, но Гнат отключился моментально.
Колодец пропал и Гнат понял, что вслед за этим изменился, ставший уже привычным, маршрут. Тоже верно: нечего там было делать, раз тайна пропала.
На этот раз парень шел вдоль старенькой железной дороги, где давным давно не проходило ни одного поезда. Рельсы заржавели, а между ними росли кусты в человеческий рост. Он пытался было пройти по растрескавшимся деревянным шпалам, но вскоре опять вернулся на тропинку.
Ходьба по путям не доставляла удовольствия. Шагать приходилось либо широко, пропуская одну из поперечных шпал, либо семенить по каждой. Да и кусты эти... Не совсем они растениями, если приглядется. Тянули свои колючки к человеку, словно пытались растерзать того, кто побеспокоил их сон.
Внезапно позади раздался сиплый гудок. Гнат оглянулся и увидел, как по плавному изгибу ползет коротенький поезд, состоящий из локомотива и нескольких вагончиков на высоких колесах. Пришлось спуститься вниз, чтобы не зацепило.
Вагончики, их оказалось три, тянул черный паровоз. Он быстро приближался и вскоре прочухал мимо. Гнат быстро вскарабкался по наспыи и попытался лучше разглядеть площадку последнего вагона, смахивающую на балкончик, но не удалось. Красный качающийся фонарик уже превратился в точку, словно бы поезд преодолел добрый километр за те несколько секунд, что парень выбрался на пути. Это показалось довольно странным: поезд не показался Гнату скоростным транспортным средством.
- Ладно
Он пожал плечами и сделал несколько шагов, но остановился, чувствуя, как бегают мурашки вдоль хребта. Было что-то неправильное в произошедшем. Гнат огляделся, но никаких явных отклонений от нормы не обнаружил. Но подсознание отчего-то заставило липкую лапка страха защекотала под ребрами.
Гнат присел на корточки и коснулся руками рельса. На ладонях осталась ржавчина. Вот оно! Шофер понимал, что колеса должны были стряхнуть если не всю ее, то хотя бы рыхлый слой с металла. И кусты никуда не делись, даже колючки не поломались у них. Пусть и высокий просвет у вагонов, но уж все равно под ними в полный рост не встанешь. А между шпал попадались кусты и повыше человека! Получалось, что поезд этот не очень-то настоящий. Поезд-призрак!
Гнат попытался вспомнить написанные белым цифры и буквы на борту паровоза, но как ни силился — не выходило. Точнее, форму он их помнил, но значение не воспринималось. И вообще — подробности ускользали. И странное дело: чем больше он вспоминал ушедший поезд, тем четче проступали детали, которые Гнат и не смог бы запомнить. И все эти мелочи наслаивались, создавая совершенно другой образ, хотя и все более знакомый.
Другой... Конечно! Черная краска почти вся облезла, ржавчина местами проела железо паровоза. Заржавевшие колеса, с которых свисала жухлая трава, выбитые стекла кабины. И вагоны поезда вспомнились, от которых остались лишь сгнившие остовы, сквозь которые тянулись деревья.Гнат вспомнил вдруг, почему не рассмотрел похожую на балкончик площадку. Когда он залез на прогнивший настил, тот провалился. Ржавое железо содрало кожу на ноге, с тех пор на ней шрам. Долго он тогда болел... И номер тот на борту невозможно было прочитать. От него остались только фрагменты, не имевшие никакого смысла. Тот самый поезд-призрак, много лет назад остановившийся на вечный прикол недалеко от Контура.
Открыв глаза после сна, Гнат даже не сразу сообразил, где находится. Он поглядел в окошко, за которым уже ярко светило солнце, и огляделся. Свеча на подоконнике, веревка с лоскутками, вытертые шагами «тропинки» на полу, стол... Да! Это самое место он уже видел вчера. Ну, что ж, ничего не попишешь. Ловушка захлопнулась. Дом обреченных добрался до своих должников-постояльцев
Топтыга все еще спал, тихонько похрапывая во сне. Гнат улыбнулся. Не стоило будить медведя, пусть еще немного поспит. Ему предстоит нелегкое пробуждение.
Увеличится долг или нет, но есть хотелось. Какая разница, сколько задолжать? Все равно не расплатиться уже.
Пришлось двигаться на цыпочках, чтобы тихо организовать себе завтрак. Интересно, что на этот раз хлопья почему-то совершенно не походили на котлеты и парень, приготовившийся именно к такому вкусу, едва не выплюнул еду. Теперь на языке оказалось что-то непонятное, никогда раньше такого не приходилось поесть. Гнат с минуту задумчиво смотрел на снедь, пытаясь оценить вкусовые качества, но потом решил, что новый вкус ему, пожалуй, нравится ничуть не меньше, чем старый и продолжил завтрак.
Топтыга проспал еще примерно час. За это время Гнату удалось прикинуть несколько возможных вариантов дальнейшие действий.
- Доброе утро! - медведь уселся на койке и потряс головой. Ну и сны, чтоб их... Ты проснулся уже?
- Давно. И позавтракать успел. Вот, валяюсь.
- Это правильно. Я имею ввиду, что поел правильно, а что там у нас... Ах ты ж черт!
Топтыга стукнул лапой по столу и помрачнел.
- Попали туда же, откуда ушли?
- Попали. - кивнул Гнат. - Ты ешь. А потом будем думать.
- Что тут думать-то?
- Всегда полезно раскинуть мозгами. Может, набредем на какое-то решение. Ведь постояльцы куда-то исчезли, правильно? Значит, и у нас есть шанс.
- Есть, наверное, если остальные действительно ушли, а не … совсем ушли.
- Да ну тебя, с настроением таким! Ешь, а то разговаривать не буду с тобой. Все равно уже долг висит над обоими.
- Висит. - вздохнул медведь и принялся за завтрак.
Гнат смотрел на лоскутки. Может быть, предшественники отмечали так количество видов домов? Ведь если веревка всегда тут, то достаточно ее одной. Максимум - с одинокой тряпочкой. Возможно, это отметки о каждом постояльце, который тут бывал. Гнат начал считать лоскутки, но сбился. Нет, вряд ли. Их примерно штук тридцать, а легендам немало лет. Что-то еще значили эти самые кусочки ткани. Но, вот, что?
Медведь поел и шумно перевел дух.
- Я все.
- Хорошо! Собираемся и пойдем. - Гнат поднялся с кровати и взял посох.
- Какой смыл в этом? - удивился Топтыга. - Вернет же!
- Не знаю. Может быть и нет никакого, но нужно хоть в этом убедиться, чтобы двигаться дальше. Пойдем в другую сторону. Неспеша пойдем, поболтаем.
- Ладно, уговорил. - медведь поднялся, взял свое оружие подмышку и первым вышел за дверь.
В другую сторону тянулись все те же травы. Где-то за вуалью утренней дымки, обещавшей жаркий день, они смыкались с горизонтом. И ничего такого, за что зацепиться глазу. Сегодняшний поход отличался от вчерашнего только тем, что теперь напарники шли неторопливо, а Гнат время от времени наклонялся и надламывал стебли трав вокруг себя.
- Это зачем? - удивился, заметив это, Топтыга.
- Так, хочу убедиться, что завтра тут будет жухлая трава, что мы двигаемся куда-то. Если нет, то либо мы оказываемся в другом месте, либо...
- Либо что?
Гнат оглянулся. Разумеется, строение исчезло, но тропинка из сломанных стеблей просматривалась довольно далеко.
- … либо мы всегда маршруты проходим заново.
- Хм. А если мы и не идем вовсе, а спим в Доме? - Топтыга остановился и посмотрел вокруг. - Вдруг все сон?
Гнат хмыкнул и ... наступил медведю на лапу.
- Ты чего?! - взревел Топтыга. Он потянулся было к обидчику, но тут же остановился и покачал головой. - А ты прав, похоже, не спим.
- Во-во! Идем дальше. Надо с чего-то начинать. Вот одну версию можно исключить, правильно?
- Или сон слишком реалистичный... - с сомнением буркнул медведь
Хоть и прошли они немного, но к вечеру друзья вымотались. Дом их уже ждал, приветливо распахнув дверь. Теперь он совершенно не походил на свои предыдущие варианты, а смахивал на сооруженный из темных стекол куб.
Веревочка с тряпочками висела на прежнем месте, никуда не делась. Гнат отвязал один лоскуток и положил его на стол.
- Это зачем?
- Да так, интересно...
Медведь не стал переспрашивать, только подал плечам и принялся за ужин. Гнат скоро присоединился.
Вкус у хлопьев снова поменялся, но все же оставался вполне приятным. Ощущалось что-то знакомое, словно бы забытое. И на душе от этого привкуса становилось спокойно и хорошо.
После ужина Топтыга лег сразу, а Гнат остался сидеть за столом. Он машинально разглаживал обрывок ткани, стремясь постичь скрытый смысл.
Мысли роились, путались. Что-то близко подходило, буквально к самому краешку сознания, но отступало, словно боялось. А потом...
Гнат двигался вдоль железнодорожных путей, пока не обнаружил мостик. Нет, это был, скорее, выложенный красным кирпичом тоннельчик под путями. Вот странно, что не замечал его раньше. Возможно, тут некогда тек ручей или даже небольшая речушка, хотя русло уже давно уже исчезло, заросло травами. По ту сторону тоннельчика все так же тянулись бесконечные поля. Вот только свет там казался красноватым. Может быть, такая иллюзия и возникала из-за кирпича стен, но Гнат не решился пройти на другую сторону. Мало ли что?
Он поднялся по насыпи, оглянулся, чтоб не угодить под какой-нибудь поезд призрак, и перебрался на другую сторону железнодорожных путей.
Оказалось - не зря осторожничал: тоннель оказался не сквозным. Получалось, что то место, где располагались увиденные поля, находилось не здесь. Вход только и существует, а выход смещен, в лучшем случае. И, кстати, совсем не факт, что когда очутишься там, на другой стороне, то сможешь вернуться.
Отчего-то вывод заставил Гната поежиться. Вроде и почти те же поля там.
Чтобы убедиться, Гнат вернулся обратно и подошел к самому входу и сунул голову под арку, крепко держась за торчащую из стены железяку: а то мало ли?
Вблизи все оказалось даж непонятней, чем издали. И вовсе и не из-за кирпича весь мир по ту сторону казался покрасневшим. А еще, там вовсю бушевал ветер. Буря гнала пыль и какие-то шары, вроде перекати-поля. Эти трехмерные конструкции как-то звонко скрипели, словно их сплели из проволоки. Да и поблескивали они в красноватом свете, чего не случалось с растениями.
Гнат много раз видел, как ветер гонял перекати-поле по полям за границами Контура. Шары подпрыгивали, пересекали магистрали и пустоши. Здесь же все было как-то по-другому. Ко всему, со стороны красноватого мира не доносилось ни ветерка и потому, происходящее казалось очень реалистичной иллюзией.
Обвязав вокруг пояса невесть как очутившуюся в руках веревку, другой конец Гнат затянул на железяке, за которую до этого держался. Хорошо затянул, от души! А затем рискнул пройти в неведомое.
Через несколько шагов веревка повисла, словно ее обрезало ножом. И в тот же момент вокруг заметался ветер и послышался противный металлический скрежет. Гнат быстро дернул веревку, она легко подалась. Вытянув ее, он несколько секунд рассматривал срез. Никак не хотелось верить в то, что обратного пути нет.
Страховка ничем не помогла, да и не могла помочь. Смешно было надеяться на веревку, которую столь легко перерезать. Правда, что-то внутри подсказывало, что тут бы и стальной трос оказался бесполезен, но требовался повод поукорять себя.
Резкий чужой запах заставлял морщится. В горле першило, кружилась голова. Здесь, у выхода, царил чуждый человеку мир. Стараясь не дышать, Гнат попятился назад, пока не уперся спиной в стену. От запаха это уже не спасло, конечно же, но хоть зловонный ветер не вышибал слезу, стараясь опрокинуть, завертеть.
Гонимый жесткими порывами, мимо пещеры по полю с лязгом прокатился шар. Он подпрыгивал, пружиня на кочках. Отсюда можно было рассмотреть, что это клубок спутанной металлической проволоки, а совсем не представитель местной флоры. Хотя... Кто знает, что здесь считать растениями.
Здешний мир разительно отличался от того, что находился по другую сторону прохода. И даже казался по своему интересным. Терра инкогнита! Жаль только - пути назад больше нет и придется двигаться вперед, чтобы спастись.
Гнат сделал шаг к выходу. Ветер зло накинулся на человека, принялся трепать одежду. И это при том, что тут стена защищает.
Парень не рискнул ступить на красноватую траву - присел на корточки и провел рукой по самым верхушкам. Жесткие, колючие растения карябали ладонь и не желали сгибаться. Сорвать их оказалось нелегким делом, но когда это удалось — стебель тут же распался в красноватую пыль, которую моментально смел с ладони ветер. Вторую травинку Гнат попытался просто согнуть. Это удалось, хотя и не без усилий. По ощущениям казалось, что не травинка гнулась под пальцами, а довольно жесткая стальная проволока. Все же, растения тут из металла.
Возможно, этот мир и находился на том же слое снов, но обитали в нем явно чуждые людям существа. Но если Гнат не хочет остаться в этом месте навсегда, то надо идти.
Ураган с радостью накинулся на новую жертву. Пришлось согнуться в три погибели и брести почти наугад. И очень медленно. Ходить по стальной траве совсем непросто: остренькие травинки пробивали подошву. Пришлось как бы скользить, загоняя ботинки между стеблей, иначе можно сильно покалечиться.
Когда Гнат понял, что так далеко не уйдешь, он с горем пополам взобрался на насыпь. Рельсы тут тоже существовали, а вот поезда не ходили совершенно точно: из поверхности ржавого металла выросли странные колючие кусты. Ветви их переплелись, создав совершенно непреодолимый барьер. И ни вправо, ни влево не видать просвета. На сколько хватало глаз, везде зловеще поблескивали длинные острые шипы кустов. Они словно поджидали жертву. Возможно, что где-то рельсы и не поросли колючками, но дойти туда будет, мягко говоря, нелегко.
Другой вопрос: а стоило ли стремиться на ту сторону? Стальные травы на тех полях ничем не отличались от здешних. Надежда на то, что там окажется привычный и относительно дружелюбный мир — пизрачна, как тот поезд.
Гнат ощутил трепет в кончиках пальцев. Он вспомнил, как летать и мог бы сейчас запросто подняться в воздух, однако подавил самоубийственный порыв. Соблазительно, конечно, взлететь и перемахнуть странную изгородь, но очень опасно: ветер слишком силен. Слишком много шансов оказаться нанизанным на шипы. По всему выходило, что надо искать обход или какой-нибудь способ.
Ураган набрал силу, словно решил наказать человека за намерение сбежать из этого мира. Гнат спустился с насыпи и продолжил свой поход, но теперь буквально каждый шаг приходилось отвоевывать, да еще прикрывая ладонью глаза, чтоб не лишится зрения из-за металлического мусора. Сухие травинки хлестко били по телу. А одна, приличной длины, воткнулась в предплечье. На стебельке росли тоненькие, изогнутые назад ворсинки — крючки, которыми растение зацепилось за плоть. Гнат стиснул зубы, покрепче обхватил упрямое растение и выдернул его. Он поранил ладонь и застонал от боли, расставшись с солидным куском плоти из предплечья. Кровь моментально залила одежду. Пришлось оторвать полоску ткани и замотать рану — с кровью уходили и силы. Идти стало совсем невмоготу — с каждым шагом в ране пульсировала боль.
Хотелось развернуться и идти назад, но делать этого нельзя. Против ветра, почему-то надо было двигаться против ветра. Убежденность эта шла глубоко изнутри. Да и в обратную сторону не слишком погуляешь. Ураган собьет с ног и покатит по колючей, негнущейся траве, оставляя куски тела на зазубренных стеблях.
Идти... Все труднее получалось удерживать равновесие. Казалось, еще чуть-чуть и ветер швырнет человека на колени, раздавит, разметет, развеет. И тогда Смерть придет, махнет косой...
Чтобы не думать о подобной перспективе, Гнат стал представлять, как Смерть будет передвигаться в этом мире. Понятно, что нелегко придется. Тоже будет пригибаться и идти за ним? Или окажется впереди и никогда не доберется до своего клиента? А почему вперед, а не в бок? Гнат шагнул в сторону, продавливая упругую стену ветра и упал на замшелые ступени, больно стукнувшись коленями.
Пропал ветер, исчезли металлические поля. Только тишина ночи и звезды вокруг. Гнат попытался рассмотреть сооружение, но света не хватало.
Вокруг простиралась тьма. Наверное, здесь выход к озеру, потому что звезды сверкали вокруг ступенек так же ярко, как и в небе. При безветрии небо всегда отдыхает в воде.
Гнат спустился на последнюю ступеньку и попытался коснуться гладкой поверхности, но не дотянулся. Тогда подобрав мелкий камушек, он бросил его в воду. Вот только воды там не оказалось. Ступени обрывались над заполненной звездами бездной.
Голова закружилась. Гнат отшатнулся и, борясь с тошнотой, на четвереньках поднялся по лестнице у порталу, где зажатая между массивными растрескавшимися колоннами обнаружилась железная дверь.
То, что она железная, Гнат выяснил, когда толкая, уперся в поверхность ладонями. Посыпались крупные чешуйки куски ржавчины. Никакого другого эффекта подобная попытка открыть дверь не произвела.
Тогда Гнат поискал ручку или хоть что-то похожее, но не обнаружил ничего. Ни единого выступа, за который можно было бы ухватиться и потянуть дверь на себя. Оставалось ждать рассвета здесь, на ступенях.
"На алмазных мостах
Через черные канавы."
Аватара пользователя
asm
Site Admin
 
Сообщения: 5140
Зарегистрирован: 24 сен 2006, 23:37
Откуда: Out of Infinity

Re: Зонтик с прицепом

Сообщение asm » 08 авг 2017, 18:38

Как-то не сразу пришло в голову, что рассвет тут — штука эфемерная. Звезды, стена, дверь, крыльцо... Конечно, возможно, что где-то там, по ту сторону непонятного сооружения, солнце все же существует, в таком случае оно непременно осветит мир утром. Но, если подумать, толку от этого... Взойдет солнце несколько раз и сделает только хуже: на жаре и без воды тут долго не протянуть. Что ж, последние мгновения одиночества скрасит Смерть. Уж ей-то известен каждый уголок...
Невеселые мысли прервал скрежет: кто-то рвался с другой стороны двери. Интересно, кому могла понадобиться маленькая площадочка со ступенями, ведущими к бесконечности? Скрежет раздался снова, только на этот раз он оказался гораздо сильнее. В одном месте металл выгнулся, а затем с пронзительным скрипом прорвался. Края толстенного стального листа выворачивались, не в силах далее удерживать рвущуюся изнутри мощь, и в площадку уперся граненый прозрачный коготь. Свет далеких созвездий заиграл бликами на гранях. Если бы не повреждения, причиненные металлу и камню, то Гнат ни за что не поверил бы в в реальность когтя. Мало того, воображение тут же отказывало, стоило только попытаться представить существо с такими когтями. Хорошо хоть, что в дверной проем такому не протиснуться.
Едва Гнат успел об этом подумать, как что-то оглушительно зазвенело. От звука заложило уши, а коготь вдруг стал распадаться, осыпаясь блестящей пылью. Стирались грани, менялась форма... Через минуту в проделанную когтем пробоину хлынула пыль. Она заполнила площадку, сыпалась на ступени. Гнат отступил на почти к самому краю, но вскоре пыль добралась и туда. Поток не иссякал, но горка на площадке не увеличивалась. Пыль ссыпалась в бездну, образуя там своеобразный «водоворот». Получившаяся сверкающая спираль вполне могла конкурировать со звездными скоплениями.
Похоже, процесс грозил затянуться надолго. По крайней мере, не было и намека, что поток стихает. Гнат коснулся рукой пыли, покрывавшей ступени, и ощутил тепло. Тогда он разгреб себе местечко и уселся, подперев подбородок кулаком.
Между тем, спираль становилась все больше, росло количество витков. Да и форма немного менялась. Сверкающие пылинки кружились, перебрасывая друг другу мостики. Перед глазами все плыло.
Гнат почувствовал, что засыпает и тут же вскинулся. Почему-то он отчетливо помнил, что уже спит, а уходить в сон во сне, наверное, не имеет смысла. Затем пришла мысль, что пора бы уже и проснуться. Очутиться в Доме, поваляться, поболтать с Топтыгой, перекусить...
Поднявшись со ступенек, Гнат отряхнул штаны и повернулся к двери. Но она не исчезла и не открылась. Только чудовищный шрам вспоротого металла и за ним тьма. Машинально Гнат отметил, что пыль исчезла. Мало того, странный ветерок сдувал остатки ее с площадки и лестницы. А странным ветерок был потому, что его совершенно не ощущалось. А между тем, он старательно собрал с ладони человека каждую крупиночку.
Сколь бы велика ни была прореха в двери, но пролезть в нее не удавалось. Тогда Гнат попытался отогнуть лист, но толстенный металл проигнорировал его усилия.
- Зачем тебе туда? - прошелестел голос за спиной.
Гнат резко обернулся. Позади него парило огромное сверкающее нечто, похожее на прихотливой формы друзу кристаллов. Грани ярко вспыхивали, отражая свет звезд, из-за этого очень тяжело было рассмотреть образование целиком. Все время та или иная часть тонули во мраке.
Зрелище было завораживающим. Но чем дольше Гнат вглядывался в кристаллы, тем четче осознавал, что это вовсе не груда сросшихся минералов. Друза не просто вращалась в пространстве, она превращалась во что-то определенное. В дракона! Теперь уже не было сомнений, что кристалл превратились в дракона.
Сверкающие крылья раскрылись, словно чудище разминалось, но через миг по камню звякнули когти.
- Зачем тебе туда, человек? - повторил вопрос дракон.
Гнат попытался собраться с мыслями, но не преуспел: он был слишком ошеломлен. Поэтом и ляпнул, что первое пришло на ум.
- Проснуться.
Дракон взмахнул крыльями, послышался легкий перезвон.
- Вряд ли ты в состоянии проснуться, друг мой. Точнее, вряд ли захочешь.
- Это еще почему? У меня там Топтыга и...
- Плюшевый медведь? Замечательно! - дракон кашлянул. - И ты хочешь вернуться к нему?
- Да, проснуться в Доме.
- В Доме... Что ж, то место, куда стремишься ты, находится совсем в другой стороне. Если отправишься со мной, то мы его быстро отыщем.
Предложение вроде бы было неплохим, но Гнат почувствовал в словах кристаллического дракона какой-то подвох. Он решил уточнить.
- Топтыгу отыщем?
- Дался тебе этот медведь. - дракон раздраженно мотнул головой и когтем прочертил на камне площадки глубокую борозду. - Тебе же нужно собрать воедино слой, чтобы Контуры стали не нужны, правильно?
- Да, именно так.
- Так давай закончим это дело быстро и без посторонней помощи. У тебя ключ, а я знаю, где висит тот замок, который надо отпереть. И все встанет на свои места.
- Интересное предложение, конечно. - Гнат развел руками, - но ведь мой друг навсегда останется в плену Дома. Выходит, мне придется его бросить?
- Когда слой станет целым, твой друг забудет про тебя. Вы, может, и не встретитесь никогда больше. Ты окажешься на своем слое, он останется здесь.
- Я не на слое живу. - слова дракона почему-то задели Гната за живое, - Я в реальности.
Дракон ничего не ответил; с тихим звоном взмахнул крыльями, заложил вираж и сверкающей искоркой унесся к звездам.
Гнат смотрел вслед странному кристаллическому существу, пока оно не затерялось в мерцании светил, а затем со вздохом поднялся. И увидел, что за окошком вовсю бушует рассвет, а топтыга грустно сидит на своей койке и поглаживает «щетку».
- Доброе утро! - приветствовал медведя Гнат.
- Угу. - буркнул в ответ Топтыга.
- Ты чего схватился за свою швабру-то?
- Да кто-то приходил во сне. Вот я на всякий случай и держу при себе оружие. Сон и вещим может быть.
- Может.
Словно в ответ на опасения, заскрипела открываясь входная дверь. Медведь вскинул оружие, а Гнат поднял посох, чтобы достойно встретить противника, но в проем ворвался только теплый ветерок, наполнив дом ароматами степи. Складывалось впечатление, что Дом пытается выпроводить своих жильцов сказать. Так, по крайней мере, показалось Гнату. Он встал и подошел к двери. И застыл. Прямо перед Домом, поблескивая хромом и лаком, стоял Тимофей! Это было настолько неожиданно, что Гнат отступил назад. К нему подошел медведь, хотел что-то спросить, но увидел машину и открыл рот от удивления.
- Ух ты!
Гнат тряхнул головой, но видение не исчезало. Тогда он вышел на улицу и погладил машину по крылу. Топтыга опасливо мялся, боясь переступить порог.
- Все нормально, выбирайся! - подбодрил напарника парень. - Дом, похоже, нас отпускает.
Медведь подошел к машине и резко обернулся.
- Отпускаешь нас?
В ответ дверь хлопнула, словно ее толкнули, и тут же распахнулась вновь.
- Надо оставить подарок. - догадался Гнат.
Он открыл люк, располагавшийся справа от поручня, достал оттуда кусок цветастой ткани и оторвал длинный лоскут. Медведь согласно кивнул.
- Да, так лучше.
Гнат зашел в Дом и привязал тряпочку рядом с предыдущей. А когда вышел наружу — дверь захлопнулась. Парень зачем-то погладил неровные доски и пошел к тягачу.
Когда медведь и человек забрались в машину, то не увидели Дома. Тот исчез. Гнат завел мотор и прислушался к работе движка: тот бухтел ровно.
- Едем?
Топтыга кивнул. Он не спрашивал, куда, да Гнат и не смог бы ничего ответить. Есть машина, есть степь, есть солнце.
Тягач рыкнул, выпустил из труб клубы черного дыма и отправился к горизонту. Туда, где за голубоватой дымкой что-то виднелось. Может, конечно, так казалось, но проверить стоило.
За машиной потянулся шлейф пыли. Гнат опасался, что такой знак привлечет дракона или стаю серпентаэров. Сейчас это было бы очень некстати. Опасения не беспочвенные, если подумать, но тут еще наложилась встреча с Алмазным драконом, как его окрестил для себя Гнат. От сна оставила неприятный осадок, ощущение дурного предзнаменования.
Когда то, что скрывалось за дымкой, оказалось ближе, с души словно бы камень свалился. Впереди виднелся Город. Не тот городок, где пришлось оставить Тимофея, а настоящий огромный Город, чьи дома, казалось, подпирали небо. Черные развалины недалеко от их контура, в незапамятные времена вполне могли быть таким же городом.
Гнат от души нажал на тормоз. Медведь ударился о лобовое стекло. Машина протестующе зашипела и остановилась на краю громадной расщелины, пересекшей путь. По другую сторону провала виднелась прекрасная дорога, исчезавшая где-то в каньонах улиц.
Толкнув дверцу, Гнат спрыгнул на землю. Топтыга помедлил немного, а затем прихватил оружие и тоже выбрался из кабины.
Со стороны Города не доносилось ни звука. Вообще, вокруг царила тишина. Гнат мог поклясться, что не просто отсутствие звуков, а напряженная тишина, будто все жители сосредоточенно где-то чего-то ждали.
Медведь покрутил головой, пытаясь сориентироваться.
- Нам не перебраться... В смысле, здесь не перебраться. Может, где еще местечко поищем? Мост, там, какой-никакой?
- Мне кажется, что нам туда не попасть никак. Даже если бы мы умели летать... - Гнат запнулся, ему вдруг показалось, что вот-вот он вспомнит, как летать. В кончиках пальцев возникло тепло. - Даже если бы мы умели летать, то все равно нам не перебраться через пропасть. Видишь? Город не здешний: дорога есть только на той стороне.
- Угу. Только давай прокатимся вдоль разлома и посмотрим. А вдруг что обнаружится?
Гнат пожал плечами.
- Пожалуй, можно. Мы ничего не теряем.
Они забрались в кабину, Гнат завел мотор и повел тягач вдоль своеобразной городской «границы».
Ехали они медленно: существовала опасность, что впереди, поперек курса, может обнаружиться еще какая-нибудь трещина. Медведь поглядывал то на Город, то в небо. Гнат отвлекса на секунду и спросил.
- Ты чего?
- Друга нашего боюсь оранжевого. Тут и спрятаться некуда — поджарит!
- Угу! А...
Договорить парень не успел, рама тягача загудела от мощного удара. Впереди появилось облако пыли, словно машина ударила какой-то большой предмет.
- Да что тебя ж! - давя от души на тормоз, Гнат пытался рассмотреть что-то в пыльном тумане. Медведь потирал лапой ушибленный нос и хмуро поглядывал на парня.
- Какого черта?
- Да впереди, вишь...
Пыль немного осела и стало видно, что перед капотом стоит разъяренная розовая лошадь с витым рогом на лбу.
- Единорог! О, проклятье... - застонал Топтыга и просунул в окно «щетку». - Эй, розовый, уматывай, иначе мне придется стрелять.
Ветер окончательно сдул пылевую завесу. Позади единорога стояло целое войско, состоявшее из разноцветных пони.
Гнат положил рядом с собой посох и высунулся в окно.
- Эй, я не нарочно!
Единорог грозно заржал и боднул воздух. С рога слетела ослепительно белая шаровая молния и ударила в правое зеркало. Прогремел взрыв. Со звоном разлетелось на осколки стекло, металл корпуса расплавился и уныло повис на кронштейнах, словно тряпка. Капли темнели остывая. Медведь стряхнул с себя битое стекло поднял оружие. Гнат придержал его за лапу, отрицательно мотая головой, затем высунулся в окно и крикнул.
- Прости!
Единорог дернулся, словно его огрели кнутом, повернулся к машине задом и что-то сообщил своей «армии». Гнат думал, что они равзернутся и уйдут, но маленькие коняшки стали суетливо ломать строй, взбираться друг к другу на спины, так только казалось. Второй круг, разместившийся на первом, был несколько меньше диаметром. Скоро стало понятным, что пони выстраивают башню. Затем сооружение накренилось в сторону пропасти и упало. Гнат невольно зажмурился ожидая, что пони рухнут в пропасть, однако верхушка башни легла на другой «берег». Вышло все неожиданно быстро и легко. Лошадки образовали из своих тел весьма замысловатую конструкцию. Единорог, следивший за происходящим, развернулся, мотнул рогом и крикнул.
- Давай, валенок, двигай в Город! Два раза приглашать не буду.
Гнат поперхнулся и закашлялся: он не ожидал, что эта бестия умеет говорить, но затем справился с собой.
- А мостик не того? Не рухнет?
- Выдержит, не волнуйся. Он покрепче меня будет, а ты в курсе, насколько крепок я: два раза меня таранил! - в голосе единорога зазвучали нотки обиды и, похоже, сдерживаемой ярости.
- Ну, прости! Я не нарочно, честно-честно!
- Я знаю. Иначе бы ты уже со Смертью болтал. Но больно же ж! И если бы не Гарик... - единорог яростно боднул рогом воздух, словно намеревался проткнуть реальность перед собой. - Короче, мотай в Город. Тебе туда надо. И никаким другим способом, кроме как с помощью моих пони, на ту сторону не попасть. Только через ворота.
- Через … мост?
- Через ворота. - жестко повторил единорог. - Пропасть эта... А, чего тебе, олуху, объяснять. Двигай.
- А как тебя зовут, друг?
- Вот мне такого дружбана не хватало! Зевсом кличут, этого достаточно. Главное имя я тебе не доверю, а то сболтнешь ненароком.
- А меня...
- ...Гнат. Я в курсе. У тебя времени совсем впритык, дальше либо я закрою ворота, либо они сами. Но тогда створки тебя прихлопнут.
- Да, я понял, спасибо! Сейчас едем.
Топтыга испуганно поглядел на шофера.
- Ты...ты собрался ехать по...через...туда по ним?
- А у нас, похоже, нет других вариантов.
- М-м-м... - медведь сполз чуть не на пол и закрыл глаза.
- Тебе плохо? - участливо спросил Гнат
Медведь отчаянно замотал головой и махнул лапой.
- Не волнуйся. Думаю, все обойдется.
Гната и самого подташнивало от страха. Вспотевшие ладони скользили по ободу руля, а воображение рисовало кошмары: смятая бесформенная груда железа из которой вытекает кровь и смешивается с топливом. Но оказалось страшно въезжать, а дальше страх испарился. Да и не осталось для него места. Импровизированный «мост» был чуть шире колеи машины. Приходилось очень внимательно рулить. Да и ехать по спинам пони было очень неприятно: тягач сильно кренило на холках и крестцах самых немыслимых расцветок. Ко всему, Гнат опасался причинить боль животным и всякий раз переживал, когда колеса резко проваливались, съехав с излишне приподнятой головы. Казалось, это ему, шоферу, бьют здоровенным резиновым молотом по хребту.
Машину тряхнуло: передние колеса скатились с морд последних пони на твердую землю. Через несколько секунд на грунте оказались и задние. Медведь шумно выдохнул и вылез из-под панели. Гнат затормозил и посмотрел на «мост». Позади было пусто. Совсем. Даже пропасти не видать за плотным белым туманом. Видимо, правда ворота.
Не глуша двигателя, парень прошел назад и осторожно коснулся стены тумана. Рука уперлась в прохладную упругую стену и чем больше Гнат прилагал усилий, тем сильнее ощущалось сопротивление непонятной субстанции.
- Ты осторожней! - медведь стоял чуть поодаль, не решаясь подходить к туману слишком близко. - Мало ли что...
- В том-то и беда, что ничего. - Гнат прекратил бесплодные поптки и уселся на бак тягача. - Я не представляю, как нам потом обратно выбраться. Ворота закрылись, похоже.
В воздухе возник низкий вибрирующий гул. От этого звука стало тревожно.
- Поехали? - Топтыга обошел машину и открыл дверь.
Гнат встал, потянулся и посмотрел на небо. Там все было чисто, только какие-то птицы кружили над городом. Они находились далеко и казались черными точками.
Гул стал мощнее. Шофер поднялся в кабину и завел мотор.
Тягач двигался по пустым улицам, изредка натыкаясь на клочья того самого тумана, что стеной отгораживал Город от слоя. Белесые клочки были небольшими, но каждый раз, когда машина врезалась в очередной, Гнат ощущал мягкий толчок.
Жителей по-прежнему видно не было, но их наличие не вызывало сомнений. Друзьям казалось, что они даже видели кого-то убегающего, но туман перекрыл почти всю улицу. Мотор яростно ревел, но сквозь вязкую преграду тягач продирался медленно. Ничего удивительного, что мелькнувший в конце улицы человек успел скрыться.
- Потом повезет. - невозмутимо кивнул медведь, машинально потирая оружие лапой. - Да и кто знает...
Со стороны дома громыхнул выстрел. Пуля вспорола шкуру Топтыги, из прорехи вылезли клочья ваты. Медведь тут же выстрелил в ответ. На стене вспыхнуло маленькое ослепительное солнце, через миг распухло и взорвалось. По улице прокатился грохот, а в стене здания возникла раскаленная дыра. Она быстро темнела, остывая.
Гнат затормозил и взялся за посох. Но, судя по всему, демонстрация боевой мощи произвела впечатление. Никто больше не пытался стрелять по тягачу.
Медведь что-то угрюмо бурчал себе под нос, старательно штопая лапу невесть откуда добытыми иголкой с ниткой. Гнат хотел было продолжить путь, но передумал. Гул становился сильнее. Заметно стемнело, словно на Город неожиданно пал вечер.
- Топтыга, ты как? Закончил?
- Почти. Что-то случилось?
- Сам не понимаю. У вас тут бывает, что темнеет раньше времени?
- Нет, вообще-то. Если драконы, а так... - медведь высунулся в окно, посмотрел в небо и вдруг рявкнул. - Мотаем отсюда!
- С чего...?
- Жми!
Гнат погнал машину вдоль улицы, пытаясь на ходу сообразить, что так взволновало Топтыгу. Но тот высунулся в окно чуть не по пояс и нацелил в небо щетку. Гул уже стал перекрывать рев мотора. Помимо гула слышался и какой-то треск. А затем... Гнат поглядел в зеркало и не верил своим глазам: за тягачом неслись двухколесные машины — мотоциклы. Один такой ржавел рядом с вагонами неподалеку от Контура. Учитель рассказывал про них вскользь. Наверное, ему не слишком было понятно, какие функции выполняли подобные машины. Скорее всего поэтому он и не упомянул, что они могли летать.
Впечатляло количество двухколесных аппаратов: они занимали всю ширину улицы и казались текущей по пятам бурлящей рекой. Позади колонны приземлялись все новые и новые машины.
Гнат попытался рассмотреть ближайшего мотоциклиста, но мешала экипировка: большие очки-консервы, каска и черная одежда. Какие существа находились внутри «доспехов» загадка, но подпускать к себе близко этих черных мотоциклистов не хотелось. Похоже, что не даром местные жители сперва стреляют, а не окликают. Наверное, у них есть веские основания.
Дорога впереди резко уходила влево. Гнат резко тормознул, с заносом вошел в поворот, и тут же вывернул руль вправо, с трудом удерживая тягач от разворота. Но мотоциклистов маневр не смутил, они быстро нагоняли. А затем, преследователи, идущие во главе колонны, подняли машины над дорогой, перемахнули через тягач и оказались впереди. За ними почти сразу отправился второй ряд. Гнат видел в зеркала, что к старту готовится третий. Пока все мчались с одной скоростью, но мотоциклисты в любой момент могли начать притормаживать, заставляя сбросить газ и водителя тягача. Понятно, что мощная машина сметет легкие двухколесные игрушки..., но только если их будет не слишком много.
Между тем, впереди образовалось пять рядов.
- Они хотят на остановить! - теперь догадался и Топтыга.
- Сам знаю. - процедил сквозь зуб Гнат, высматривая боковые проезды. Но как назло. не находилось ни одного достаточно большого, чтобы тягач мог проскочить. И мотоциклисты об этом, похоже, отлично знали.
Впереди вспыхнули стопсигналы. «Практически синхронно загорелись», про себя отметил шофер и тут сообразил, что не включил рацию. Наверняка эти ребята переговариваются друг с другом, координируют действия.
Он уже потянулся, чтобы поискать волну, но из динамика послышался скрипучий голос.
- Тормози, человек.
Через секунду после сообщения стопсигналы погасли. Похоже, у мотоциклистов был свой канал общения, а общий включили специально для Гната.
Шофер схватил тангету, нажал кнопку и спросил.
- Кто мне приказывает?
- Не важно. Тормози, иначе мы сами остановим тебя.
Гнат повесил тангету на место и посмотрел на медведя.
- Топтыга, они нас все равно остановят. Их слишком много — увязнем.
Медведь сурово кивнул и лапой погладил свое драконовое ружье.
- Тогда они пожалеют, что напали.
- Давай сперва поговорим, ладно? Может и обойдется.
- Хорошо. - шумно выдохнул Топтыга и нахмурился. Этот вариант был ему явно не по душе.
Гнат плавно затормозил, мотоциклисты встали чуть поодаль. Один из них поставил машину на подножку и вразвалку подошел к водительской двери. Коротконогий, небольшого роста человек, задрав голову какое-то время смотрел на Гната, а затем сделал приглашающий жест рукой.
- Выходи, человек!
- Что случилось? А вы кто?
Коротышка снял очки, шлем и … Мотоциклист оказался не человеком, а плюшевым зверем, чем- то похожим на зайца — зеленым с белыми ушами и мордой. Гнат с трудом подавил смешок, откашлялся и спросил.
- По какой причине вы нам мешаете проехать?
- Вы нарушили границы нашей территории.
- Откуда мы могли знать? Тут город же. Все могут...
- Мы наблюдали. Вы появились через ворота, а они закрыты не просто так. Через них никто не имеет права войти. Мы следим и за этим.
- И за этим? Да, черт, ворота эти... Нам Зевс помог открыть...проехать через пропасть. И пони эти его тоже.
- Единорог? Ты врешь, человек! - зверь смешно тряхнул ушами и сурово посмотрел на Гната. - Ладно, едем. Там разберемся. Оставьте ваш...транспорт здесь и садитесь на вот эти два мотоцикла.
Он указал на две машины побольше, у которых сиденья явно предназначались для двоих седоков. Гнат вздохнул. Медведь истолковал вздох по-своему.
- Рванем напролом?
- Нет, не надо. Многие погибнут, да и вряд ли выйдет. Они же и сверху могут напасть, забыл?
- У нас вот что! - Топтыга потряс ружьем.
- Нет, так нельзя. Они не нападают же. Откуда ты возьмешь страх? Да и мне...
- Как знаешь... - посмурнел медведь. - Вылезаем?
- Давай. - Гнат свесился из окна. - Эй, а где нам тягач оставить?
- Здесь.
Гнат заглушил движок и вытащил ключ.
- Пошли! - бросил он Топтыге, подхватил посох и спрыгнул на землю.
Медведь выбирался неторопливо, стараясь не поворачиваться спиной к вероятным противникам. Зайцеподобный мотоциклист вздрогнул. Возможно, его насторожило, что тот шел с оружием.
Топтыга обвел взглядом мотоциклистов.
- Эй, Гнат, ты думаешь, что стоит с ними двинуть?
- Да. Лучше не начинать тут войну.
- Это правильно. - зверь меланхолично помотал ушами. - Топтыга, ты же все равно не выстрелишь в меня, а, старик?
Медведь вгляделся в говорившего.
- Черт меня... Кулек?!
- Он самый.
Гнат вопросительно взглянул на медведя. Тот хмыкнул.
- Старый приятель, кенгуру, земляк. Мы с ним когда-то... Впрочем, не важно. - оборвал сам себя медведь. - Кулек, ты чего тут делаешь?
- Я командую «Городскими птичками».- с гордостью в голосе ответствовал зеленый кенгуру.
- Кем-кем?!
- «Городские птички» - армия сиятельного владыки Краба. - пояснил Кулек.
- Хм, что-то не припомню такого среди наших. А это кто?
- Великий властелин всего сущего! - с готовностью, словно ожидал вопроса, отрапортовал старший. - Мы все слуги сиятельного владыки Краба.
Топтыга с Гнатом переглянулись, и парень спросил.
- А как он выглядит, владыка-то этот?
- Сиятельный владыка! - сурово поправил Кулек и сообщил. - Он прекрасен!
- А-а-а, тогда ладно. - Топтыга чуть заметно улыбнулся. - А то я уж подумал было...
- Надо спешить. Очень скоро нахлынет волна.
- Воды? - Гнат оглянулся на одиноко стоящий тягач.
- Нет, врагов.
Медведь и человек уселись на мотоциклы позади водителей. Пофыркивая движками, машины взвились в небо. Гнат посмотрел вниз, на стремительно уменьшавшиеся здания, и ему захотелось избавиться от посоха, чтобы держаться за скобу на сиденье обеими руками. Он чувствовал, что при резком маневре слетит. Но опасаться было нечего: кавалькада шла ровно. Страх отступил и затаился до лучших времен.
Сперва казалось, что поднявшись над домами, мотоциклы затем начнут снижение: каким бы огромным ни был Город, но с воздуха его границы виднелись вполне четко. Однако время шло, а «Городские птички» все еще поднимались по спирали в голубое небо.
Внезапно что-то сверкнуло на солнце и тут кусок голубого неба отъехал в сторону, открывая темный прямоугольник. Сперва в проем ушел авангард, а затем последовали и все остальные. Гнату показалось, что они влетели в огромную темную воронку квадратного сечения, но стены вскоре расступились и мотоциклы влетели в огромный светлый ангар.
Ощутимо тряхнуло, когда колеса машины коснулись поверхности. Шум моторов начал понемногу стихать: наездники, один за другим, глушили двигатели своих железных коней.
- Прибыли. - сообщил кенгуру, снял шлем и повесил его на зеркало. - Идем к сиятельному владыке.
Гнат едва заметно потопал ногами, пытаясь распознать материал поверхности, а затем легонько стукнул по ней посохом. Раздался тихий звон.
Кулек сложил уши, укоризненно покачал головой и произнес дрожащим голосом.
- Не стоит так делать, стекло хрупкое, а на мотоциклы сесть мы уже не успеем.
У шофера ноги стали ватными: между ним и бездной только стекло, оказывается! Топтыга услышал предостережение и теперь тоже не выглядел храбрецом, старательно прижимая к себе драконовое ружье обеими лапами.
В общем, кем бы ни был этот Сиятельный, а в расчетливости ему не откажешь. Любой, дерзнувший покуситься на правителя с помощью оружия, должен быть готовым разделить и судьбу жертвы. Причем, и противники, и сторонники последуют вниз так же неизбежно. Гнату в голову вдруг пришла дикая мысль, что у Смерти, наверное, какая-нибудь сигнализация под резиденцией стоит. Иначе и не успеть стольких обслужить, если все начнет сыпаться.
Мотоциклисты снимали шлемы. Кого там только не было! Начиная от неприятного вида ультрамариновых птиц и заканчивая красными бегемотами. Многих зверей Гнат даже не смог опознать, но даже те, которые когда-то попадались ему на картинках в книгах, из-за цвета и гипертрофированных конечностей казались монстрами.
Освобождаясь от доспехов, плюшевое воинство тяжело шагало к торчавшим посреди стеклянного ангара прозрачным столбам солидного диаметра и заходило внутрь. Там они исчезали. Скорее всего, какой-то транспорт, решил Гнат, колонны слишком тонкие, чтобы там могли разместиться все «Городские птички».
Кулек махнул зеленой лапой в сторону крайней.
- Нам туда.
Они зашагали в указанную сторону и вскоре Гнат убедился, что его догадка была верна. Темный ледяной поток схватил человека, сжал его со всей силы и резко рванул вверх. Но замерзнуть шофер не успел: через миг он оказался в большом, но пустом зале. Только в центре возвышалось какое-то сооружение. А так — ничего. Впрочем, тяжелые на вид черные плиты пола, окаймленные золотом и затемненные стекла свода порождали у стоящих ощущение незначительности.
Рядом послышался благоговейный шепот Кулька.
- Мы в чертогах Великого! Когда он появится — падайте ниц!
- Вот еще! - фыркнул Гнат и сжал в руке посох. Он старался держаться независимо, но, положа руку на сердце, таковым себя не ощущал. Уж очень давила обстановка.
Под куполом оглушительном вздохом взорвались слова:
- Пройдите к возвышению!
Звук раздавался со всех сторон одновременно и, как показалось Гнату, шел даже изнутри. Почему-то неприятно царапнули воспоминания о снах вне контура.
Медведь, кенгуру и человек послушно двинулись к сверкающему то ли постаменту, то ли трону.
Вблизи возвышение оказалось черным полупрозрачным, воронкообразным монолитом, со сверкающими внутри материала золотыми прожилками. Над самой верхушкой раскачивался небольшой темный вихрь.
Кулек преклонил колено и опустил голову, уши кенгуру заметно подрагивали. Топтыга и Гнат переглянулись и продолжили стоять.
- Поклонитесь! - громко прошипел Кулек, не поднимая головы. - Быстрее, пока...
- Здравствуй, пришедший с верхнего слоя! - мощный голос вновь мягко и мощно ударил со всех сторон. - Я рад видеть тебя здесь.
Гнат огляделся, пытаясь обнаружить говорившего, но голос шел, казалось, отовсюду. Но если судить по распростертому на плитах пола — надо обращаться к возвышению. Вполне может оказаться, вихрь над воронкой и есть тот самый сиятельный владыка Краб.
- Здравствуй! Меня Гнат зовут.
- Я знаю. Мне известны ваши имена. И тебе мое - Краб. Так придумали те, кто...со мной. Пусть так и остается. Только без титулов. Я их не понимаю.
- А кто ты? Откуда?
- Я часть другого слоя, где живут сны неведомых тебе существ.
- А он выше моего или ниже? - решил уточнить Гнат.
- Он раньше и немного перпендикулярней. - после секундного раздумья ответил Краб. - Так можно назвать его положение. В моем слое сейчас часть этого мира. Я здесь. И чужд этому месту, как Алмазный дракон.
Гнат растерялся. Ему-то казалось, что дракон принадлежал только его снам, но вот поди ж ты!
- И я хочу, - продолжил Краб, - чтоб ты меня так же освободил. Тогда я смогу вернуть Город слою. И себя своему миру. У тебя отлично получилось!
- Но я не знаю, как освободил Алмазного дракона. - грустно покачал головой Гнат.
- Тогда разберись. А пока жителям города придется и дальше ждать в гости Смерть. Это единственный обитатель снов, который может пройти сюда. Теперь, правда, и ты.
- Ты лучше не трогай их! - прокричал вихрю Гнат и поднял посох. - Они не виноваты в происшедшем. Учти, мне сейчас очень легко пожалеть тебя, чтобы воспользоваться мечом.
- Успокойся, я не брал Город в заложники и не желаю ему зла. Я сохраняю его, как могу. Уничтожив меня, ты откроешь проход между слоями. Сейчас сквозь него проникает совсем немного существ из других миров. Я их знаю и мои … м-м-м... солдаты как-то справляются. Если проход будет открыт, то остатки этого слоя будут поглощены моим. А в твоем мире исчезнут места, где можно спать без кошмаров и без риска умереть в темноте.
- Но тогда хотя бы открой границу и позволь выйти жителям. А я помогу тебе.
- Нельзя. Они существуют, пока находятся в моей тени. Их выбросит туда, где их не может быть. Фактически, жители исчезнут мгновенно. Ты же был на краю слоя, помнишь?
- Да.
- За ступенями бесконечное падение в пустоту, где даже Смерть не сможет для них ничего сделать. Помоги мне вернуться и освободишь Город. Только поторопись. Осталось немного времени до того момента, когда я... когда мне уже не нужно будет ничего. Кулек и медведь помогут тебе. Вообще, вся моя армия в твоем распоряжении. Хотя, боюсь, они тут бесполезны. Тебе придется идти одному.
- Слышал, Топтыга? - Гнат обернулся к медведю, но тот не отозвался.
- Ни он, ни кенгуру тебя не могут пока тебя услышать. Для них время сейчас идет слишком медленно, чтобы они могли заметить происходящее. Мне показалось, что не стоит их посвящать в подробности.
- Да, пожалуй. - кивнул Гнат.
- Вот, в общем, и все. Если у тебя есть вопросы, то не стесняйся.
Гнат помялся и спросил.
- Краб, а ты можешь спуститься вниз?
- Вниз? Я вокруг тебя. Ты сейчас во мне.
- Но тогда что там за вихрь наверху?
- Гнат, я никогда не видел место, о котором ты говоришь. Мне трудно осознать, что у тебя перед глазами. Про зал воронку и вихрь слышал, мне рассказывали. Однако, все это лишь отражение, проекция моей сущности на грани этого слоя.
Гнат насупился. Ему почему-то вдруг стало казаться, что над ним подшучивают. Что ж, тогда стоит вывести шутника на чистую воду.
- Отражение... Ты хочешь сказать, что тебя такого, как я тебя вижу, не существует? Но тогда получается, что меня ты тоже должен видеть как-то иначе. А мы же говорим! И ты знаешь, кто я такой. И своих... солдат знаешь.
- Все правильно. Я вижу больше из-за опыта моего восприятия, вот и все. Мой слой старше твоего на множество снов. Хотя, безусловно, и у меня есть граница, выше которой невозможно видеть сущее так, как оно есть. Ты не можешь осознать то, что тебе не с чем сравнить, твой опыт тебя защищает от перегрузок. Есть только какие-то общие для обоих слоев точки, на которых и строится все, что ты видишь. И поверь, так для тебя безопасней.
Шофер пытался вникнуть в услышанное, но ничего не вышло. В результате только голова заболела. Краб, видимо, понял, что собеседник в тупике и попробовал зайти с другой стороны.
- Ты видел облака?
- Конечно!
- Они разной формы и все время меняются, становясь похожими то на один предмет, то на другой.
- Да, мы играли так в детстве. Но при этом часто спорили, потому что каждый видел что-то свое.
- Именно! А теперь представь, что слой со всеми его обитателями — это и есть один из вас. И, как ты говорил, каждый в облаке видит то, что позволяет воображение. А ведь оно имеет одну форму. Так и здесь. Ты воспринимаешь меня так, как позволяет тебе опыт слоев, где ты был.
Гнат вдруг вспомнил Галатею, живущую в странном множестве тел, каждое из которых состоит из двух половинок одного целого. И Аристотель со своим трупожором не так прост, если вдуматься. Они тоже...облака для его, Гната, слоев.
- Я, кажется, понял, о чем речь. А Алмазный дракон? Ведь он с твоего слоя?
- Его грани сверкают во всех снах, хотя и не всем дано его видеть. - ответил Краб.
- Он везде бывает, как Смерть?
- Дракон — это множество в целом, - терпеливо пояснил Краб, - а Смерть — наоборот.
- Не понял, честно говоря.
- Не так это и важно. Просто знай, что Алмазный дракон есть везде сразу и это делает его единым. А Смерть одна для всех слоев, просто очень быстро перемещается. Они похожи, но разные.
- А откуда ты...
- Все, друг мой, пора заканчивать. При столь долгой разнице течения времени по границе нарастает хаос.
Пол чуть заметно качнулся.
- Встань, Кулек! - сказал Краб.
- Да, сиятельный владыка!
Кенгуру поднялся, а медведь придвинулся поближе к Гнату. Краб продолжил.
- Ты пойдешь с ними. Этот человек избран мной.
Голос в зале звучал торжественно, даже у Гната он вызывал трепет, хотя беседа с Крабом закончилась от силы минуту назад.
Когда они снова оказались в ангаре, Кулек подошел к своему мотоциклу и уселся на него. Разномастные бойцы армии «Городских птичек» молча смотрели на своего предводителя.
Кулек хмуро оглядел свое воинство и скомандовал.
- Веселый, ко мне!
От толпы отделился тряпичный клоун и неловко сжимая в руке шлем, встал перед начальником.
- Я тут, Кулек!
Вся поза бойца выражала почтительность, но совершенно не вязалась ни с улыбкой, растянувшейся от уха до уха, ни с жабо вокруг горла. Впрочем, многочисленные шрамы с торчащими нитками, совсем не вызывали желания шутить со странным парнем.
- Вот что, Веселый. Краб приказал мне сопровождать вот этих двух пришлых. Принимай командование над ребятами. Мы уходим. И нам нужен еще один мотоцикл.
- Но Кулек, атака вот-вот начнется. Часовые уже доложили о деформации трещин. Вы можете не успеть уйти.
- Рискнем.
Клоун повернулся к бойцам, поискал кого-то взглядом и скомандовал.
- Гонец, с машиной к командиру!
Воин на черном мотоцикле подъехал к Кульку. Кто он там под шлемом не разберешь, но это было и не важно. Судя по прозвищу — кто-то шустрый. Это неплохо. Но тут Гнат вспомнил, как ему было с одной свободной рукой.
- Можно веревку какую-нибудь?
- Веревку! - рявкнул клоун.
Гнат тщательно обвязал посох и перекинул его через плечо. Получилось не то, чтоб удобно, зато теперь ничего не мешало держаться двумя руками.
Бойцы провожали их молча, но было видно, что ребятам не хочется расставаться с командиром. Веселый махнул шлемом. В ответ, Кулек, позади которого устроился Гнат, поднял вверх кулак. Через мгновение мотоциклы нырнули вниз.
Но едва закончился первый виток спирали снижения, как все вокруг покраснело и повалил фиолетовый снег, обжигающий кожу. Гнат взглянул на небо. Оно оставалось все таким же голубым в центре, но теперь по краям зазмеились неровные, горевшие ярко-красным недобрым пламенем, щели. Из темного прямоугольника один за другим вылетали мотоциклы и подлетали прямо к трещинам. Видимо, чтобы предотвратить прорыв.
Кулек и Гонец почему-то прекратили спуск. Теперь они двигались по кругу, сохраняя высоту. Гнат попытался спросить, но ветер не позволял звуку достигнуть водителя. А может, тот не хотел отвечать.
Интенсивность свечения увеличилась. Снег прекратился, но жгучие «укусы» продолжали досаждать.
Вспышка ударила по глазам, заставляя Гната зажмуриться. Перед глазами поплыли красные круги. Одновременно мотоцикл стал маневрировать: Кулек то плавно уходил в сторону, то проваливался на пяток метров, то поднимался. Гнат вцепился в поручень и мысленно хвалил себя за предусмотрительность: удержаться одной рукой было немыслимо.
В воздухе по прежнему не наблюдалось ничего, что могло бы объяснить столь резкие маневры. Когда мотоциклы сближались, Гнат видел, что Топтыга тоже крутит головой по сторонам. Возможно, происходило то, о чем говорил Краб: неподготовленный разум просто не в состоянии увидеть то, что ему не с чем связать. А может, местные видели опасность потому, что жили не совсем в слое?
- Держись! - неожиданно звонким голосом крикнул полуобернувшись Гонец и бросил мотоцикл круто вниз. Гнат и так цеплялся от души, даже костяшки пальцев побелели. Но смысл предупреждения он ощутил чуть позже, когда машина перевернулась. Парень едва успел зацепиться мысками за торчащие внизу железки, чтобы не повиснуть над далекой землей на руках. Хоть он при этом голени жгло от близости выхлопных труб, но цепляться не перестал даже когда мотоцикл снова вернулся в нормальное положение.
Снижение возобновилось. Хотя теперь оно напоминало какой-то жестокий аттракцион. Пи каждом маневре к горлу подкатывала тошнота, а лоб заледенел от постоянной испарины. Когда мотоцикл стукнулся колесами о землю и покатился по дороге, Гнат отпустил поручень: уже было все равно, что там дальше. Главное, что вот она — благословенная земля!
Мотоциклы затормозили рядом с тягачом, рокот их моторов замолк. Гнат тяжело дышал. Медведь стоял рядом и тоже чувствовал себя не лучшим образом. Мотоциклисты же смотрели вверх. Около трещин вспыхивали яркие точки и слышались раскаты грома. Там, судя по всему, шел бой.
Внезапно Гонец рванулся к Гнату и толкнул его плечом, дернув за лапу медведя. Все трое рухнули на дорогу. Кулек, возившийся с мотоциклом, резко обернулся, но невидимое лезвие отсекло ему голову и кусок плеча. Рука упала на покрытие, а чуть погодя съехала и голова. Черный срез дымился. Топтыга рванулся было к Кульку, но Гонец схватил его за ногу и медведь рухнул на асфальт. Он пытался вскочить, злобно рыча что-то неразборчивое, но Гонец крепко держал его за конечность.
- Ему уже не помочь, и если поднимешь голову повыше, то останешься тут навсегда, дурень! - высоким голосом проорал мотоциклист, сорвал с себя каску и подбросил вверх. С металлическим звоном на землю упали два куска. Раскаленные края быстро темнели, остывая. - Лежи и не дергайся! Кулька мы потом подберем, когда придет время.
Гнат, открыв рот от удивления, во все глаза смотрел на Гонца. Нет, его поразило не то, что мотоциклист оказался девушкой. Невероятно было увидеть тут Галатею!
- Ты?? - только и смог произнести парень.
- Не поверишь — я! - съязвила мотоциклистка. - Догадливый!
- Нет, ну ты же Галатея, правильно?
- Ты знаешь мое имя? - теперь уже она удивилась.
- Мы встречались же.
- МЫ — выделила местоимение девушка, - никогда не встречались. Я бы запомнила тебя. К тому же, ты не местный, а я родом из города, а ты тут никогда не жил, раз не видишь Паутину. Ее учатся видеть все с рождения, иначе не выжить.
- Я видел тебя раньше! - упорно возразил Гнат. - Ты есть на другом слое. И вас там двое, к тому же. Одна — ученый, а вторая... Вторая работает в доме, в общем.
- И что? Мы похожи?
- Да. Особенно с ученой. - парня передернуло когда он вспомнил, как смотрел сквозь пустой череп первой встреченной им Галатеи.
Девушка хмыкнула.
- Бывает, дружок. Ты давай-ка, попробуй паутину разглядеть. Иначе так медуз дождемся. Эй, Топтыга, тебя это тоже касается!
Преодолевая страх, Гнат перекатился на спину и принялся смотреть вверх. Краем глаза он заметил, что и медведь глядел вверх.
Бой с невидимым врагом был в полном разгаре, и это, пожалуй, все, что удалось заметить. Мелькали черные точки у красных трещин, сверкали вспышки.
- Не видишь? - спросила Галатея.
- Нет. А на что оно должно быть похоже?
- Для каждого по-своему. - задумчиво ответила девушка. - Я вижу тоненькие ветви с огненными шипами. Они все заплели. Но чаще люди видят сеть. Попробуй и ты.
Но сколько Гнат ни пытался разглядеть что-то перед собой, взгляд концентрировался на происходящем вверху.
В небе возник огненный шар и принялся стремительно снижаться. Уже над самыми домами он ударился о какие-то торчащие прутья и рассыпался на чадящие куски. Кто или что там взорвалось — не понятно, а вот штыри торчали повсюду. Они проявлялись темными штрихами на фоне голубого неба, темнели, образовывали сложные узоры, опускались ниже, чуть не до самой земли. Неприятно поразило то, что один штырь торчал в нескольких сантиметрах над головой. Гнат осторожно отполз в сторону, не сводя глаз с опасного соседства.
- Видишь? - с надеждой спросила Галатея
- Еще не уверен, но кажется да.
Не сводя взгляда с плотного переплетения штырей слева, Гнат нащупал одну из половинок каски и швырнул ее туда. За миг до попадания предмета, штыри раскалились до бела. Металл тут же расплавился, а дождь из огненных капель с сухим треском пролился на асфальт, рассыпавшись искрами.
- Видишь! - выдохнула девушка, внимательно следившая за экспериментом. - Только у тебя нитей больше, чем у меня. Тяжело идти тебе будет.
- В смысле?
- Паутина опускает только большие нити, а достраивает потом для каждого индивидуально. Точнее, она ориентируется на тебя и становится тем плотнее, чем сильнее ей нужна твоя жизнь. В общем, чем-то ты ей опасен.
Медведь вдруг встал во весь рост и с удивлением огляделся.
- Она совсем редкая, Паутина эта. Пойдемте!
- Топтыга, это для тебя она такая. Я даже подняться не могу. - Гнат прикидывал, как ему проползти. Кое-где штыри опускались до земли. Вполне может оказаться, что впереди и тупики будут. - Галатея, а когда это все исчезнет?
- Слушай, Гнат, зови меня просто Гала, ладно? Очень уж длинно выходит.
- Хорошо, Гала! Так когда?
- По-разному. Теперь случается и по нескольку дней дней прорыв идет. Краб стал совсем слабым. - она вздохнула. - Надо уходить. Скоро придут медузы. Если не доберутся они, то Город начнет стрелять во все, что движется. Уложат наверняка.
- Черт, еще и медузы какие-то. Топтыга, отвяжи от седла мой...м-м-м... посох, если там нет нитей, конечно.
- Не, тут все чисто. - медведь распутал узлы и положил меч рядом с Гнатом.
- Ты иди вон к тому зданию, где белый треугольник рядом с дверью. - показала рукой девушка. - Видишь?
- Да. - кивнул Топтыга и, положив ружье на плечо, двинулся в указанном направлении хитрыми зигзагами. Гнат посмотрел ему вслед вздохнул: для передвигающихся ползком путь предстоял неблизкий.
- Нам туда же? - на всякий случай уточнил он.
- Угу. - вздохнула Гала. - И нам стоит поспешить.
Ползти по асфальту вовсе не самое приятное дело. К тому же, приходилось постоянно маневрировать, чтобы не коснуться торчащего штыря и следить за мечом. А иногда и возвращаться обратно, ползти назад из тупика. У Галы путь оказался гораздо прямее. Ее, видимо, Паутина боялась куда меньше.
Девушка не подгоняла Гната и терпеливо ждала всякий раз, когда тот застревал в своих лабиринтах, но по тревожности ее глаз становилось понятно, что пресловутые медузы будут здесь очень скоро.
Локти и колени саднило, живот жгло, а дверь приближалась мучительно медленно. Два или три раза Гнат терял направление, заблудившись среди штырей. Гала окликала его, и накатывало облегчение.
Над головой громыхнуло, Гнат перекатился на спину и попытался обнаружить источник звука. Внезапно прямо в Паутину упал переливчатый диск. Однако, вопреки ожиданиям, нити не причинили ему ни малейшего вреда и он со свистом прошел над самой землей. Там, поднявшись выше, завис, затем изящно накренился, сделал круг и снизившись к самому асфальту пошел прямо на Гната. Но тут в диск угодила шаровая молния. От грохота заложило уши, а дымящиеся остатки диска заскрежетали по асфальту, остановившись буквально в сантиметре от руки. Гнат утер пот.
- Медузы пришли. - закусив губу, констатировала Гала. - А твой друг отлично стреляет! Ползем дальше.
Гнат взглянул на дверь. Топтыга присел на одно колено и во что-то целился. Оборачиваться было некогда, оставалось только надеяться на меткость медведя.
Взрывы стали учащаться. К ним присоединился сухой треск оружейных выстрелов. Все бы ничего, но иногда пули свистели как-то уж совсем рядом. Иногда короткие вспышки впереди говорили о том, что какой-то из пуль повезло угодить в нити.
У стены Паутина внезапно кончилась. Свободный полукруг около двери словно был чем-то вырезан.
- Все, можно вставать. - с облегчением произнесла Гала. - Поднимайся, Гнат!
Он втроем стояли у двери и наблюдали, как множество медуз утюжит пустынную улицу. Они явно рыскали в поисках кого-нибудь живого, совершенно игнорируя предметы. Сперва Гнат с замиранием сердца ждал, когда при очередном маневре какой-нибудь диск зацепит тягач, но потом успокоился. По медузам стреляли из окон, стараясь удерживать их на расстоянии от домов, но существа не отступали, придумывая разные уловки. То поворачивались ребром к стреляющим, то поднимались вдоль стены. Иногда медузам удавалось залететь в окно. Что там происходило — не хотелось даже и думать, но Гнат готов был поклясться, что несколько раз видел фигуру в сером балахоне, держащую косу.
- Я попробую открыть дверь, пока не ушла Паутина. Прикрывайте!
Медведь палил прицельно и спокойно: он, видимо, вполне освоился со своей «щеткой» и отлично управлялся с эмоциями. Гнат же держал свой меч-посох как дубину и внутренне радовался, что медузы не слишком активно интересуются стоящими. Если вдруг им вздумается напасть всем скопом, то Топтыге одному не отбиться. Меч, конечно, сильно бы помог, но пожалеть эти перламутровые диски как-то не получалось.
- Дверь убежища заперта, пока включен генератор. - виновато произнесла Гала и вытянула из-за пазухи длинноствольный револьвер. - Когда Паутина исчезнет, нас заметят все медузы.
- А сейчас не видят?
- Не могут обнаружить, пока рядом не окажутся. Они сейчас тепло только видят от нитей. - она указала на посох в руках Гната и покачала головой. - Не отобьешься этой штукой, когда нападут. Лучше пусть Топтыга к мотоциклу Кулька сходит и поищет его пистолет. Он быстро обернется, а мы прикроем.
- Не получится. Оружие Топтыги стреляет только в его лапах.
Девушка подозрительно взглянула на Гната.
- Да я правду говорю!
- Я верю. - она вздохнула. - Жаль, что сразу не сообразила. Я думала, что твоя железка хоть стрелять умеет.
- Нет, не умеет. Это меч Смерти, подарок. Очень хорош, но для того, чтобы он действовал, нужно жалеть медуз этих. Вот как только это сделать?
- Задачка...
Между тем, диски перестали метаться и принялись кружить над центром площади в самом конце улицы. Редкие выстрелы из окон не причиняли им заметного вреда.
- Ждут, сволочи! - сквозь зубы процедила Гала. - Как только растает Паутина, они обязательно попробуют добраться до нас.
Сверху донесся хрустальный звон. Не сговариваясь, все трое посмотрели наверх. Красные проломы исчезли, но теперь голубое небо треснуло. Большие куски откалывались, рассыпались, ударялись в нити, вспыхивали. Страшная ломанная тьма захватывала все большую площадь небосвода.
- Краб! - с ужасом прошептала Гала.
- А такое бывает?
- Краб больше не удерживает небо. Это конец города. Следующий прорыв нам не сдержать.
Исчезла Паутина и поток осколков осыпался смертельным дождем. Первый удар пришелся на площадь. Второй поток исчез где-то за домами.
Гала дернула дверь, та подалась. Видимо, разблокировалась, когда закончилась атака.
- Бежим!
Медведь нырнул в проем вслед за девушкой, но Гнат замешкался. Он заметил в небе голубой шар, плавно спускавшийся вниз. Завораживающая пульсация резонировала где-то глубоко внутри. Откуда-то появились медузы. Они поднимались из-за домов и собирались в стаю. Похоже, готовились к атаке. Вокруг шара закружили мотоциклисты, явно собираясь защищать его от нападения. И тут до Гната дошло, что шар — все, что осталось от Краба. Это живое и беззащитное вот-вот будет растерзано проклятыми медузами.
Между тем, мотоциклисты и диски выстроились друг против друга. Наступило затишье, а потом, словно повинуясь команде, противники понеслись друг на друга. К свисту и реву добавился гром. Куски металла и органики падали на асфальт.
Межу тем, шар неумолимо приближался к воюющим. Осталось совсем немного и он угодит в самую гущу битвы. Гнат побежал было к мотоциклам, но понял, что не успеет. Да и толку?Пока разберешься с управлением...
Внезапно накатило прозрение. Не пришло, а окутало, встряхнуло, ударило. Сон, где он парил над бездной стал явственным, напряглись какие-то струнки, что помогали держаться в воздухе ТАМ и … ноги оторвались от земли. С быстротой молнии Гнат промчался мимо бойни, и свободной левой рукой на ходу сгреб бессильно падающий шар. На миг парень ослеп от сияния, но продолжил подъем, стараясь уйти как можно дальше. Шар притушил свет, словно понял, что в безопасности.
Снизу послышался рев моторов. Гнат увидел, как за ним мчатся мотоциклисты и их окружает торжественный эскорт из медуз. Увидев нового врага, они прекратили распри.
Черный провал, возникший на месте неба, был гораздо дальше, чем находился Краб. Город стремительно уменьшался, но преследователи не отставали. Странно, но погоня не пугала. Голова работала спокойно, мысли текли ровно, подыскивая правдоподобные версии происходящего. По всему выходило, что и армия на мотоциклах, и медузы считали Краба своим, а теперь стремились вернуть шар. Пусть одни надеялись вернуть щит. А диски? Они из другого мира и... Нет! Как сказала Гала? «Следующий прорыв нам не сдержать.». Значит, и медузы и Паутина — тоже коренные обитатели. И для них исчезновение Краба может быть не менее фатальным, чем для мотоциклистов. Исчезнет еда, например. Возможно, что медузы и Паутина питались только в периоды прорывов, когда шел жгучий снег.
Преследователи догоняли. Диски шли быстрее мотоциклов. Они зашли сбоку и растянулись цепочкой. Еще немного, и они перережут Гнату путь во тьму. Отчаянный шаг обреченных. Наверное, и он бы так же сражался за свой Контур, попытайся некто убрать защиту. Бедняги!
В руке Гната блеснул меч. Едва не плача от сочувствия, он ударил по нападавшим. Огненная линия рассекла первые диски. А затем появились и мотоциклисты...
Когда меч снова стал посохом, по щекам Гната слезы текли не переставая. Было очень больно уничтожать тех, кто хотел только спасти свою и чужие жизни. Они не знали, но он понимал, что спасая шар - спасает Город. Рассудок спасала еще и уверенность, что меч Смерти не причинил боли погибшим, а только забрал жизни.
Город пропал. Он исчез, растворился. Гната швырнуло на знакомые каменные ступени. От удара болели колени. Он выпустил шар. Тот подкатился к железной двери. Разлом в ней уже был заделан: трещина сверкала новеньким металлом.
- Приехали! - опираясь на посох, Гнат с кряхтением поднялся на ноги и прихрамывая пошел к шару. - И что делать с тобой? Как освободить?
Шофер оглянулся, рассматривая знакомые созвездия. Что ж, вариантов совсем немного. Точнее, он один.
Гнат положил посох, взял в правую руку шар, как следует размахнулся и отправил его в полет к какой-то симпатичной туманности впереди. Голубая искра ярко вспыхнула, развернулась, приняла форму сильно приплюснутого сфероида. Из экваториальной области вытянулись нити зеленого света и изогнулись, словно сфероид начал вращаться. А может и правда начал. Поверхность расслаивалась, а цвет слоев менялся. Зеленые нити стали отрываться, молниям пронзая пространство. Сфероид сплющился, превратился в тонкий, нестерпимо яркий диск, а затем стал сжиматься, собираясь в ослепительную точку.
Яркий белый свет ощутимо отталкивал, словно сильный ветер. Гнат отвернулся и закрыл глаза рукой. Вскоре он почувствовал, что тело качнуло в обратную сторону, словно ветер поменял направление. Парень приоткрыл глаз. Темнота. Он обернулся и увидел, что пространство вокруг вздрагивает и деформируется, заворачиваясь в огромную спираль. Свет звезд менялся стремительно, а какие-то мелкие обломки кружат возле черной точки. Чем больше вглядывался Гнат в абсолютно черный провал, тем сильнее его утягивало в воронку.
В голове загудело, завыло, словно и там бушевала немыслимая буря, но из этих звуков вдруг сложились слова, едва не взорвавшие мозг своей силой.
- Спасибо, друг!
И воронка схлопнулась. Мир вокруг вздрогнул и словно бы отпрянул назад. Звезды опять светились ровно, а туманности расплылись в бесформенные облака.
- Удачи, Краб!
Стискивая ладонями голову, словно опасаясь, что она расколется от боли, Гнат тяжело опустился на ступени. Топтыга, Гала... Где они? Конечно, теперь в Город можно войти свободно, если сам он еще существует, если окончательно переместился в слой. А нет... Положившись на слово неведомого существа из неизвестного мира он, Гнат, мог погубить не только своих друзей, но и множество обитателей, которым и так пришлось несладко.
На душе стало муторно. Лучше переключиться и думать о чем-то другом. Например, как выйти отсюда. В тот раз нужно было лишь проснуться, а сейчас? Дом же не ждет своего постояльца по другую сторону сновидения.
Когда боль немного утихла, Гнат поднялся и подошел к двери. Он отколупнул пальцем чешуйку ржавчины и даже не удивился, что реальность оказалась так похожа на сон. Просто старая ржавая дверь. Она и там, и здесь...
Без всякой надежды парень толкнул ее. Пронзительный скрип хлестнул по нервам и дверь подалась, выпуская тьму.
"На алмазных мостах
Через черные канавы."
Аватара пользователя
asm
Site Admin
 
Сообщения: 5140
Зарегистрирован: 24 сен 2006, 23:37
Откуда: Out of Infinity

Re: Зонтик с прицепом

Сообщение nizercat » 22 авг 2017, 00:28

Захотелаось читать это на бумаге,
тема с кристальным драконом прикольная, это уже где то было :wink:
Старшой я.
nizercat
 
Сообщения: 709
Зарегистрирован: 05 апр 2012, 00:37
Откуда: Вологда

Re: Зонтик с прицепом

Сообщение asm » 25 авг 2017, 22:03

Да в игре какой-то было. Посознание подбросило, наверное. Я потом вспомнил, но пока менять не буду или вообще не буду. :)
Сейчас пока перерыв. С фонариками вожусь, обещал человеку закончить пораньше.
"На алмазных мостах
Через черные канавы."
Аватара пользователя
asm
Site Admin
 
Сообщения: 5140
Зарегистрирован: 24 сен 2006, 23:37
Откуда: Out of Infinity


Вернуться в ЛитР

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron